Терехов Борис Владимирович - Из жизни тараканов

 Из жизни тараканов

Таракан Длинный Ус наслаждался полуденным сном в щели между плинтусом и полом под раковиной на кухне. Это был крупный, умудренный жизненным опытом таракан – ветеран, с честью перенесший несколько масштабных атак ядовитых инсектицидов. Хитин, покрывавший его тело, огрубел и приобрел темно-коричневый оттенок. Лапки уже утратили гибкость, а усы необыкновенно выросли.
— Длинный Ус! – толкнул головой его в бок молодой рыжий разведчик Проворные Лапки – таракан из нового поколения, наглый и самоуверенный.
— Что такое? — недовольно проворчал старый ветеран.
— Это очень важно.
— Что случилось?
— Как бы тебе сказать…
— Говори хоть как.
— Понимаешь, из соседней квартиры исчезла вся колония тараканов, — с трагическими нотками произнес Проворные Лапки.
— Ты о розовых, что ли? – Между собой так презрительно они называли своих соседей из-за цвета кухонной мебели и кафельной плитки у них на кухне, те же в ответ именовали их грязнулями, имея в виду не слишком чистоплотных хозяев Длинного Уса.
— Ну да!
Это известие настолько сильно поразило старого ветерана, что от остатков его сна не осталось и следа. Нет, он не испытывал к соседям никакой симпатии – между двумя колониями сложились странные отношения. Скорее всего, это был худой мир. Но сам факт исчезновения целой процветающей колонии не мог его не взволновать.
— Рассказывай, — попросил он разведчика.
— Рассказывать, собственно, нечего. Сегодня утром я побывал в соседней квартире и не встретил в ней ни единого таракана.
— Ни единого?
— Угу, ни единого, — подтвердил тот, — вся их колония бесследно исчезла. Как ты думаешь, Длинный Ус, что с ними могло случиться?
Старый ветеран не ответил и покосился на свою жену Округлый Задик. Она по праву считалась самой красивой самкой в их колонии – у нее были выразительные глазки, стройные лапки и очень симпатичное брюшко. Ну а тонкой аромат, испускаемый ею, просто сводил с ума тараканов-самцов. Она также вышла из дремотного оцепенения и внимательно слушала их разговор.
— Как там наши детки? – спросил он и нежно прикоснулся к ней усиками.
— Чувствую, что ними все в порядке. Скоро скину оотеку – она почти полностью вызрела, — ответила Округлый Задик, тоже ощупывая мужа усиками. – Но, действительно, куда они все пропали?
— Угу, куда? — поддакнул Проворные Лапки.
— Я теряюсь в догадках, — признался Длинный Ус. – На моей памяти такого еще не происходило. Мне не жалко колонию розовых – в ней жили плохие и высокомерные тараканы – и к нам в гости не ходили, и нас к себе не пускали. Наверное, они заслужили то, что с ними произошло. Но нам необходимо выяснить, что там у них случилось. Возможно, от этого зависит и наше существование. Нам нужно отправиться на разведку в квартиру розовых.
— У меня то же мнение, — поддержал его Проворные Лапки, а вместе с ним и еще с десяток тараканов, привлеченных шумом их разговора.
— Длинный Ус, я тебя никуда не отпущу! — решительно произнесла Округлый Задик. – Это опасно, я могу потерять тебя. Мне не хочется овдоветь! Мне хочется простого тараканьего счастья!
— Но пойми, дорогая, мы должны все узнать. Сейчас под угрозой жизнь всей нашей колонии, — возразил он.
— У нас, между прочим, есть еще не рожденные личинки, — напомнила жена. – Которые сейчас у меня в оотеке.
— О них, между прочим, я и думаю в первую очередь.
Все собравшиеся тараканы одобрительно загудели, возбужденно поводя усиками. Забота о личинках являлась основной и неотъемлемой частью их существования. Именно в личинках они видели свое будущее.
— Почему ты, Длинный Ус, должен один за всех отвечать?
— Ну, хотя бы потому, что я глава нашей колонии. К тому же я пойду не один. Со мной пойдет Проворные Лапки.
— Возьмите и меня с собой, — попросил молодой статный таракан Зоркий Глаз. – Я вам пригожусь – вдруг придется вступить с кем-нибудь в бой – у меня отличное зрение и крепкие челюсти.
— Хорошо, берем, — согласился Длинный Ус.
— Я тоже хочу в разведчики, — подал голос юный Чипс.
— Тебе с нами еще рано, ты еще личинка, хоть и четвертой степени, — возразил старый таракан.
— Ну и что? Ну, возьмите, чего вам стоит, — заканючил Чипс.
— Ладно, но только в память о твоем геройски утонувшем в унитазе дяде, отведавшем борной кислоты. Откладывать не будем – сейчас и выдвигаемся. Внимание! Слушай мою команду! Для боя-похода стройся!
Место впереди заслужено занял разведчик Проворные Лапки, за ним был ветеран Длинный Ус, далее юный Чипс и замыкал строй молодой и выносливый Зоркий Глаз. Дорога в соседнюю квартиру была сложной и трудной. Она пролегала через неровные щели между бетонными плитами, где совсем узкими, где шириной в человеческую ладонь. Эта дорога, в общем, для Длинного Уса была знакомой, хотя он уже давно ей не пользовался – прошла пора молодости, а вместе с ней и любовь ко всему новому и необычному. С возрастом насекомые, как и люди, становятся сибаритами. Теперь жизнь его протекала по устоявшемуся руслу, и все в ней его устраивало. Была пища, влага и тепло. Была красавица жена. Чего еще нужно таракану? Однако из-за исчезновения колонии розовых вся его привычная жизнь ставилась под большое сомнение.
Без всяких происшествий разведчики одолели весь путь до соседней квартиры, и оказались на водопроводной трубе, ведущей к крану на кухне. Остановились, чтобы отдохнуть и посовещаться. Но юный Чипс, не слушая возражений старших, решил сразу забраться в шкаф под раковиной. И немедленно поплатился за это, угодив в паучью паутину и запутавшись в ней. Паутина была расположена прямо над щелью, через которую он вылез. Чипс попытался освободиться и, возможно, у него бы это получилось, несмотря даже на его юный возраст. Но не успел. Паук, стремительно спустившийся откуда-то сверху, вонзил в его переднеспинку свое ядовитое жало – обездвижил беднягу и принялся оплетать клейкой паутиной.
Трое остальных тараканов, сбившись в кучу, с содроганием наблюдали из щели за действиями паука.
— Вот незадача, — тихо проговорил Проворные Лапки.
— Что мы теперь скажем его матери? – спросил Зоркий Глаз. – Мне ее жалко. Она добрая и отзывчивая самка.
— Скажем все как есть, — отрезал Длинный Ус.- Но почему ты, Проворные Лапки, ничего не сказал нам про паука?
— Я сам ничего о нем не знал. Я пользовался другой дорогой, она выходит в туалет. Но эта, на кухню, намного короче. Мне жаль, что так получилось с Чипсом.
— Ладно. Слушай мою команду! На прорыв! – сказал Длинный Ус и побежал вперед, увлекая за собой товарищей. Взрослым тараканам была не страшна паучья паутина. Паук было ринулся им наперерез, но понял, что ему с ними не справиться, и остановился, проводив разведчиков злым голодным взглядом. Впрочем, понять того было можно – ему досталось скверное местечко для охоты и жизни. Они его не осуждали – от недоедания у любого насекомого или паукообразного испортится характер.
— Странно все это, — сказал старый ветеран, когда они миновали засаду паука.
— Ты о чем? – поинтересовался Проворные Лапки.
— О том, что странно все это, — с раздражением ответил он, и выглянул из приоткрытой створки шкафа. На кухне за столом сидел человек и читал газету. Кроме того, слышался голос еще одного человека из соседней комнаты. Присутствие людей осложняло их задачу – выяснить, почему исчезла колония розовых. Хотя под раковиной все указывало на то, что совсем недавно здесь обитали тараканы, но ни одного из них им не встретилось. Не чувствовалось также, что их травили ядохимикатами – не было специфического запаха.
Мистика!
Но в любом случае, им надо было разведать, как обстоят дела на кухне, а возможно, в туалете и ванной. Но досадно, что в квартире находились люди – злейшие враги тараканов. Они почему-то испытывали лютую злобу к этим миролюбивым насекомым.
Для обследования кухни Длинный Ус с товарищами стал продвигаться под плинтусами, неплотно прилегающими к полу, иногда выглядывая наружу. Но, обежав по периметру всю кухню, ничего подозрительного они не обнаружили – никаких новых приманок, ловушек и отпугивающих средств. Ровным счетом ничего. Другое дело, что здесь он ощущал себя не вполне уютно. (Наверное, из-за обилия включенных электроприборов, испускавших вредоносные электромагнитные волны.) Но боялся признаться своим более молодым товарищам, опасаясь, что они сочтут это за проявление обычной стариковской слабости. Слабым же выглядеть ему не хотелось.
Со всей этой беготней старому ветерану нестерпимо захотелось есть. Конечно, без пищи он мог прожить и месяц, но регулярное питание вошло у него в добрую традицию. А, как известно, к хорошему быстро привыкаешь. Выглянув из-под плинтуса, он увидел на полу хлебную крошку и, забыв про осторожность, жадно набросился на нее. Нет, натурально, это было не его любимое кушанье – совсем не напоминавшее кусочки жареной рыбы в подсолнечном масле, оставленной на ночь на сковороде нерадивыми хозяевами. Но, казалось, что ничего вкуснее, чем эта хлебная крошка, он в своей жизни никогда не вкушал!
Вскоре к нему присоединились Проворные Лапки и Зоркий Глаз.
Они еще не успели насладиться вкусом простой и здоровой еды, как раздался громкий человеческий крик:
— У-у, паразиты! Терпеть не могу!
И свернутая трубочкой газета с хлопком опустилась прямо на Длинного Уса – увернуться он успел только в самый последний момент и кинулся наутек к спасительной щели под плинтусом. За ним последовали его товарищи.
Но человек и не помышлял успокаиваться, и принялся совать лезвие ножа в щель. Проходило оно совсем рядом с ними, едва не задевая тараканьи тела. Они бросились бежать, достигли места, где закончился плинтус, выскочили в коридор и достигли туалета. Благо человек их не увидел – он стоял на четвереньках и продолжал пихать нож под плинтус. В туалете они скрылись в сплетении водопроводных труб над унитазом. Все трое были перепуганы насмерть и благодарили судьбу, что им удалось уцелеть.
Здесь, за трубами, они встретили первого таракана-аборигена, и в знак приветствия вежливо пощупали друг друга усиками. Абориген выглядел отвратительно – он был бледно-желтого цвета, тощий и с замедленными движениями.
— Кто вы? – спросил он безразлично.
— Мы из соседней квартиры, — ответил Длинный Ус.
— Грязнули, что ль?
— Если угодно, то да. Мы пришли узнать, что случилось с вашей колонией?
Абориген ничего не ответил, лишь занял на стене более удобную позицию.
— Да ты не бойся, мы пришли к вам с миром, — заверил его Проворные Лапки.
— Я и не боюсь.
— Хотя, конечно, с такими хозяевами в квартире надо быть постоянно начеку. Нас только что чуть-чуть не прибили за несчастную хлебную крошку.
— Верно, — согласился абориген, — хозяева у нас не подарок – удавятся за свое добро. Что б им пусто было.
— Однако это не причина, чтобы всей колонии покидать насиженное место, — возразил Длинный Ус. — Так что у вас случилось?
— Вот что, ребята, убирайтесь отсюда подобру-поздорову, вас никто в нашу квартиру не звал. Без вас тошно, — сказал абориген и, вяло передвигая лапками, пополз за трубу, оставив разведчиков в полном недоумении.
— Фу, какой неразговорчивый, — заметил Проворные Лапки.
— Мы совсем ничего не узнали от него, — согласился Зоркий Глаз.
— Ладно, обойдемся без его подсказок, — сказал Длинный Ус. – Слушай мою команду! Пошли дальше!
Тускло освещенной ванной разведчики достигли, следуя по водопроводной трубе, и мягко спикировали на кафельный пол. Но не успели они даже осмотреться, как со стиральной машины на них прыгнула рыжая кошка, и прижала лапой к полу Зоркий Глаз. Он попытался, изловчившись, выбраться из-под лапы, и кошка позволила ему освободиться. Но потом опять придавила к полу, и опять освободила. Так продолжалось несколько минут.
Длинный Ус и Проворные Лапки с ужасом наблюдали из-под ванны за мучениями своего несчастного товарища. Слышали его мольбы о пощаде, обращенные к страшному безжалостному зверю. Но разве дождешься от него милосердия? Да и они, разведчики, были не в состоянии ему помочь.
Наконец, кошке надоело играть с Зорким Глазом, и она его брезгливо съела. Потом, промурлыкав и вильнув хвостом, удалилась из ванной.
— Бедный, бедный друг, — прошептал Проворные Лапки.
— Да, он не заслужил такой жуткой смерти, — подтвердил Длинный Ус. – У него было храброе сердце.
— Мне будет его недоставать.
— Мне тоже.
— Но смертельное, оказалось, у нас путешествие.
— Кто бы сомневался, об этом еще предупреждала моя жена, Округлый Задик, — напомнил старый таракан. — Хорошо хоть, что в нашей квартире не обитает такое кошмарное чудовище.
— А, может, в том, что исчезла розовая колония, виновата эта кошка? – спросил Проворные Лапки.
— Конечно, она причиняла ощутимый урон их колонии, — подумав, ответил старый ветеран. — Но в то, что она во всем виновата, я не верю.
— Получается, мы ничего не узнали, и гибель наших товарищей была напрасной?
— Получается, что так, — вздохнул Длинный Ус. – Ладно, пора возвращаться.
— Как?
— Той же дорогой, что и пришли. Слушай мою команду! Вперед!
Когда они перебежали порожек, отделявший коридор от кухни, то над ними внезапно нависла огромная нога, обутая в домашний тапок, и наступила на Проворные Лапки. Полураздавленный таракан, за которым по полу шлейфом тянулись его внутренности, из последних сил сумел забраться под холодильник, где его с нетерпением ждал Длинный Ус.
— Все, — обреченно прошептал Проворные Лапки. – Мне конец.
— Не торопи события, ты еще поправишься, — попытался его успокоить старый ветеран.
— Нет, когда у насекомого раздавлено полтуловища, он не жилец.
— Бывают чудеса.
— Бывают, но в не моем случае, — не согласился Проворные Лапки.
— Ты еще совсем молодой.
— Какое это сейчас имеет значение… Длинный Ус, я умираю и должен тебе признаться в одном подлом поступке. Я специально зазвал тебя в этот поход.
— Зачем?
— Надеялся, что ты здесь погибнешь, и я займу твое место в нашей колонии.
— Не говори так, для нас всех было важно узнать, что произошло в колонии розовых.
— Но что бы это нам дало? Что мы могли бы изменить? Ничего!.. Я желал твоей смерти. Я любил Округлый Задик. Твоя жена мне снилась каждую ночь. Прости, если сможешь… — с трудом произнес разведчик, и тихо, очень в манере тараканов умер. Его усики, всегда высоко вздернутые, сникли, а недавно проворные лапки разъехались и подогнулись. Сердце его товарища разрывалось – он ощущал свою ответственность за его гибель. За гибель двух других тараканов, нашедших смерть в этом бессмысленном походе.
Он еще долго сидел под холодильником в комьях пыли рядом с мертвым молодым разведчиком. Разные мысли его посещали, но главная мысль была о бренности жизни синантропных насекомых. Об их тяжелой доле.
Когда совсем стемнело, тишину квартиры разорвали оглушительные звуки – это хозяева включили музыку. Длинному Усу стало не по себе, и сразу захотелось уйти отсюда, забраться в самый дальний угол. Теперь он понял, почему эту квартиру покинули все тараканы. Теперь ему было, что рассказать в своей колонии. Как всегда, во всем были виноваты люди – это они, безмозглые создания, испортили среду обитания здешних тараканов.
Что ж, им всем, в колонии грязнуль, оставалось лишь надеяться, что хозяева их квартиры не заведут у себя подобной убийственной техники. По крайней мере, в ближайшем будущем.

0 рецензий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять рецензии.