Игорь Федоровский - ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР

 Драматический акт в 1 действии

Пукин – молодой и мощный будущий президент, а пока одно из лиц, взирающих на зрителя со стойки в избирательной комиссии.
Котляревский (Прозвище Батька) – авторитет в избирательной комиссии, её председатель с 18-летним стажем.
Лихачёва – член участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса.
Дракониха – член УИК с правом решающего голоса, женщина с зелёными пятнами на лице. 40 лет.
Собачиха – любящая поворчать сорокалетняя член УИК с правом решающего голоса, женщина, всегда выполняющая приказ.
Гномиха – самая маленькая член УИК с правом решающего голоса.
Нянечка – пожилая, сексуально озабоченная женщина
Трубин – наблюдатель от «ЛДПР»
Бурков – наблюдатель от «Справедливой России»
Юлий Германович Титов – наблюдатель от партии Роста
Дети в детском саду – мальчики и девочки разных возрастов и национальностей. Они постоянно бегают вокруг, заглядывают в кабинки для голосования, путаются под ногами у избирателей.
Избиратели – разных социальных групп люди, некоторые просто как роботы механически проходят перед зрителем, некоторые колоритные личности запоминаются, их хочется встретить ещё и ещё раз.
Полицейский.

Картина первая. Коридор детского сада, замызганные шкафчики с апельсинами и яблоками на дверцах. Сейчас здесь размещён избирательный участок номер 13. Столы для членов УИК, наблюдателей, кабинки для голосования, посредине коридора огромная урна. Время 8 00. Играет гимн. Все неохотно, но поднимаются, Котляревский даже барабанит пальцами в такт гимну, Собачиха даже пытается петь, но сбивается. День выборов президента начался.
Лихачёва (раздражённо). Я устала здесь быть. Ненавижу детей.
Дракониха (вздыхает). А меня муж вчера поучил. Пришёл с работы пьяный и заявил, что я детям уделяю мало внимания. А сам-то от! Если не на работе, то пьёт. Да и если не пьёт, то тупой обормот.
Лихачёва (оглядывает свою соседку по комиссии и будто только сейчас замечает на её лице следы побоев). Позорите избирательную комиссию, Мария Николавна! Позвонили бы, мы бы как-нибудь сами управились.
Дракониха (пожимает плечами). А чё дома сидеть? Он проснётся да ещё и добавит.
Нянечка (неожиданно появляется со шваброй и ведром). Пукин! Пукин! Пукин! Пукин!
Дракониха (напряжённо). Нам что-то надо делать? Это же… агитация.
Лихачёва (отмахивается). Не обращайте внимания. Её кота Пукиным звать.
Пьяный гражданин (появляется в дверном проёме избирательного участка). С празничком! Мне там, у входа, сказали, что здесь кому-то нужен мой голос?
Трубин (Буркову). Нам что-то надо делать?
Собачиха. Он с моего дома. Поди ещё паспорт забыл. Гурий Николаевич!
Пьяный гражданин (куражится). У меня отличная память! Я ветеран Афганистана! Я добрый молодец! Я прекрасно помню за кого надо голосовать!
Собачиха (выдаёт ему бюллетень, пытается грубо его оборвать). Помылся бы, постригся, молодец, не позорил бы нашу комиссию.
Котляревский (неожиданно подходит). Я тоже служил в армии. Но такого поведения себе никогда не позволял. Мы сегодня выбираем будущее России, опору России, и у вас есть шанс доказать, что вы готовы ещё послужить России. Мы в вас верим. Отправляйтесь в кабинку и сделайте правильный выбор!
Пьяный гражданин хочет ещё что-то сказать, но Котляревский толкает его к кабинке.
Лихачёва (машет руками, стараясь отогнать от себя запах пьяного). Как мерзко. Вернусь, когда здесь немного проветрится (уходит).
Гномиха (Собачихе). Сколько им сейчас дают за голос? Вроде кризис, больше бутылки не должны…
Собачиха. Они, растыки, и этому рады…
Пьяный (довольный выходит из кабинки и бросает бюллетень в урну. На выходе замечает нянечку и снова начинает ходить гоголем). А то я на следующих выборах всем покажу! Сам Котлета сказал, что в меня верит. Вот возьму и сам президентом стану. Прижму этих всех гадов.
Нянечка (смеётся). Ой ты! Государственник тут ещё нашёлся! Много вас таких на мою голову! Ты уже получил свою чекушку? (одобрительное хмыкание в ответ). Пойдём в чулан, покажу что-то. (Уводит его).
Бурков (бубнит). Я, пожалуй, сообщу об этом в свой штаб…
Котляревский (подходит к столику для наблюдателей). Всё в рабочем режиме. Допился наш избиратель до белочки. Наверняка он был не в состоянии галочку, куда нужно, поставить. А не дать ему сделать свой выбор мы не имеем права. Так что всё в норме, поняли?
Трубин и Бурков кивают.
Гномиха (глядит на фотографии кандидатов). А я вот… мечтаю.
Дракониха. Как это мечтаешь?
Гномиха. Вот сейчас откроется дверь, а там… он! Лысоватый, мудрый. Смотрит и следит, чтобы выборы прошли честно.
Дракониха. Ну, ты загнула! Если местный мишка какой придёт, будет хорошо. А то кому мы тут сдались.
Трубин и Бурков (хором). Эй, эй, куда потащил! (Котляревскому) Он пустой бюллетень пытался мимо урны пронести.
Котляревский (подходит к растерявшемуся избирателю). В чём проблема?
Избиратель (виновато). Да я их коллекционирую. Слушайте, давайте я откушу кусочек, чтоб у вас потом проблем не было. (Съедает кусок бюллетеня. Похоже ему нравится, он откусывает другой уголок).
Собачиха. А что? Я с голодухи тоже готова бумажки грызть. Лихачёва молодец – успела пожрать, а тут ведь скоро по домам идти надо будет.
Гномиха. Вы идите, я тут за всех вас посижу. Сейчас народ схлынет. (Глядит на кандидатов в президенты, поправляет причёску).
Появляется Лихачёва, понимает, что на участке всё ещё плохо пахнет и морщится.
Котляревский (громко). Через полчаса выдвигаемся по квартирам. На данный момент получено пятнадцать заявлений от желающих проголосовать на дому. Подготовьте переносную урну для голосования.
Собачиха (шёпотом Драконихе). Сам-то не пойдёт жопу морозить.
Лихачёва (наблюдателям). Вы тоже можете пойти с нами, но вам это надо? Это далеко, машины нет, да и не думаю, что там будут рады, когда мы всей компанией к ним явимся.
Бурков (пожал плечами). Ну надо, так надо…
Трубин. Труба зовёт!

Картина вторая. Полутёмная спальня, где рваные, клочковатые топольки застилают видимость. Последующие сцены будут мало отличаться друг от друга. В комнатах будут кровать, старый платяной шкаф и пара стульев. Нет ни книг, ни цветов. Бурков жуёт булку. У Собачихи в одной руке ящик для переносного голосования, а в другой – пачка бумаг. Время 12 00.
Агриппина Феоктистовна (полная женщина лет шестидесяти с измождённым лицом и бородавкой под носом). Я не знаю. Боюсь, что мама не сможет совершить правильный выбор…
Собачиха. Какие-то проблемы?
Агриппина Феоктистовна (заметно волнуясь). Хужей ей стало. Как с пятницы дыню поела, так больше ничего не хочет. И в туалет уже два дня не ходила. Я уж боюся к ней прикасаться…
Лихачёва (привычно обрывает хозяйку квартиры). Сами то проголосовали?
Агриппина Феоктистовна. С утра ещё. Мы за правящую власть. Да вы садитесь!
Лихачёва. Спасибо, мы насиделись на участке.
Собачиха (в сторону). Предложили бы что пожрать, а то только и знают, что «садитесь», «присаживайтесь», «чувствуйте себя как дома».
Бурков незаметно трогает свою вставную челюсть и хмурится.
Лихачёва. Ну и где же наш дорогой избиратель?
Угол, где на кровати лежит сухая длинная фигура освещается.
Коноплёва. Хррррр.
Трубин (испуганно). Да она же отходит!
Бурков (в унисон с Трубиным). Да она же доходит!
Лихачёва (сперва будто бы в растерянности, но потом обретает себя, подходит к Коноплёвой, гладит её немытые седые пряди, говорит ласково). Мавра Никитична! Помните, мы с вами в пятницу общались? России нужен каждый голос! Что это вы, уже весна выпорхнула, чуть-чуть подождите и солнушко вас будет радовать, травка-муравка полезет. Куда это вы от нас собрались, как неродная? Мы вас никуда не отпустим. Как мы с вами хорошо в пятницу-то общались, я вам дыню от… неравнодушных жителей принесла. Вот как вас все любят, вот как верят в ваш правильный выбор!
Коноплева (дёргается, бьёт руками по одеялу). Пук-пук-пук!
Лихачёва (всё ещё ласковым тоном). Правильно, Мавра Никитична, оживать надо! (шёпотом Собачихе). Заполняйте заявление! Что рот раззявили?
Собачиха (привычным тоном). Вы даёте паспорт – я даю бюллетень.
Лихачёва (всё так же угрожающе ласково). Давайте я возьму в свою ладонь вашу… (наблюдателям) видите, она делает свой выбор сама. И мы поставим крестик за того кандидата, в котором вы уверены.
Коноплева (рвёт бюллетень из рук Лихачёвой). Пук-пук-пук!
Лихачёва (практически сама отмечает нужного кандидата). Вот так, всё верно. Пук-ин. Поздравляю вас со сделанным выбором.
Коноплева (не желает успокаиваться). Пукин! Пукин! Пукин! Пукин!
Лихачёва (бросает Феоктистовне, не глядя на неё). Покажите, где можно помыть руки.

Картина третья. Та же обстановка, только на кровати сидит мужчина. В отличие от Мавры Никитичны он трезво соображает и может двигаться на костылях. Время 12 30.
Апполинарий Николаевич. Никому я не звонил. Никуда не обращался.
Лихачёва (воодушевлённо). Значит либо ваши родственники, либо соцработник беспокоятся за вас и хотят, чтоб вы не упустили возможность сделать правильный выбор.
Апполинарий Николаевич (машет всем вошедшим). Сели бы. В ногах правды нет.
Собачиха (в сторону). А без ног её вообще не дождёшься.
Лихачёва. Спасибо, мы насиделись на участке. Вы сами сможете заполнить заявление или вам требуется помощь?
Апполинарий Николаевич (находит на кровати старые очки, вернее стёкла, приклеенные к дужке изолентой). Да уж сам. На выборах от вас, от помощников не отобьёшься. Все хором что-то советуют, а спросишь конкретно – никто ничего не знает.
Собачиха (бросает свои пять обиженных копеек). Мы тут у пяти ваших соседей спрашивали, где живёт Филимонов – никто не знает. Чё за народ!
Бурков вытаскивает челюсть, морщится. Видимо между ней и десной затесалась хлебная крошка.
Апполинарий Николаевич (замечает это и обращается к Буркову). Такой молодой и уже свои зубы потерял. Поди сладости ешь без меры? (смеётся грубым прокуренным смехом). А то по морде не сказать, чтоб драться любил.
Лихачёва. Апполинарий Николаевич, не отвлекайтесь! Вы, конечно, молодец, но у нас ещё тринадцать домов, кроме вашего.
Апполинарий Николаевич (заполняет заявление). Паспортные данные наизусть помню… А вы потом пойдёте и оформите кредит на моё имя! Мол, дедушка на старости лет захотел крутой айфончик!
Трубин (тихо Буркову). Мне бы он точно не помешал. У меня труба вчера сдохла.
Лихачёва (раздражённо). Апполинарий Николаевич, мы не собираемся использовать ваши паспортные данные вам же во вред. Бюллетень вам дали? Делайте выбор!
Апполинарий Николаевич (хмурится). А что тут выбирать? Всё уже выбрано до нас. Известно ведь, что Пукин будет (ставит возле его фамилии крестик).

Картина четвёртая. Тот же дом, та же атмосфера, только голосующих двое: дед и бабка. Время 13 00
Дед (рвёт и мечет). Ты чё творишь! Ты это им сказала, я ходить не могу? (вошедшим) А завтра вообще скажет, помер дед, но кого надо выберет!
Бабка (виновато). Так ведь надо. Все голосуют. Председатель КТОСа вчера приходила, сказала, важен каждый голос. А то в садике, далёко. Ты не дошёл бы, такой гололёд.
Дед (усмехается, тычет пальцем на бабку). Так вот ей придут, скажут, и она бежит. Конец света скажут, побежит лампочки покупать.
Лихачёва (ловко встревает между супругами). Нам нисколько не трудно было к вам зайти. Но мы торопимся, у нас ещё десять квартир. (Деду). Вы сами заполните заявление?
Бабка (всплеснув руками). Да он не видит! На февраль обещали операцию, потом звонят, говорят, на май перенесли.
Дед (показывает вошедшим кукиш). Думают, помрёт дед и ничё ему уже будет не надо. А вот выкусите! Дед помрёт, но напоследок ещё поглядит в ваши глаза бесстыжие! (Собачиха опускает взгляд).
Лихачёва (бабке). Тогда заполните за двоих.
Дед (смеётся, в его невидящих глазах мелькают искры). А это не нарушение со стороны избирательной комиссии?
Лихачёва (удивлённо). Но, я не понимаю, вы ведь доверяете друг другу? Вы ведь столько лет прожили вместе и ваш выбор наверняка совпадает? В таком случае вовсе не является нарушением, если она поставит за вас галочку.
Дед. Она вам поставит! Она вам такого выберет, что потом сами не рады будете! (неожиданно решительно Собачихе). Дайте мне мою бумажку.
Лихачёва (тихо бабке). Были мы на прошлых выборах у пожилой семейной пары, так они не смогли сделать правильный выбор, голосовали абы как, абы за кого. И (делает страшные глаза) пенсию-то им и упразднили!
Бабка (ставит галочку там, где нужно, пальцы её подрагивают). Лишь бы не было хуже. Лишь бы пенсию не отменили. Дай бог вам избрать правильного президента.
Дед (неожиданно). Ты туалетную бумагу опять ведь не купила?
Бабка (хватается за голову). Ой, забыла! Ой, голова дырявая!
Дед (щурится). Ну, хоть ихняя бумажка на пользу пойдёт.
Наша избирательная комиссия, поняв, что они лишние на чужом празднике жизни, удаляется.

Картина пятая. Спальня, грязная кровать, на стене фото какой-то обнажённой заграничной модели. Луговец сидит на кровати в трусах и майке, вокруг него три пепельницы. Время 13 30
Лихачёва (шёпотом остальным). Это мой подшефный. Дедушка моего коллеги по партии Луговца. Я к нему пару раз заходила, напоминала, что его выбор много значит. Должен был определиться.
Собачиха (ворчливо наблюдателям) И это он из-за тебя сделает правильный выбор! Смотри-ка выпендрилась!
Луговец (незаметно двигается и прикрывает своей спиной обнажённую диву). Кто к нам пришёл! Настенька, красавица ты моя! А я уж подумал, что ты забыла старика!
Лихачёва (морщится от табачного запаха). Да я ведь только позавчера к вам заходила.
Луговец (видимо, не расслышав). Забыла, забыла, хотя обещала прийти пообщаться.
Собачиха (громко). Вы готовы сделать свой выбор?
Луговец (только сейчас замечает остальных). Да вы садитесь! (Трубину) курите?
Все, кроме Лихачёвой качают головами в такт, словно китайские болванчики.
Лихачёва (решительно). Я сейчас открою окно, здесь пора проветрить. Накиньте что-нибудь, а то простудитесь.
Луговец (подмигивает Трубину). Заботится обо мне, моя Настюшка. Советовала вот вообще бросить говно это, так я с армии курю, разве уж бросишь?
Собачиха (сурово). Вы сами заполните заявление или вам требуется помощь?
Луговец (глядит на Лихачёву во все глаза). Да чтобы Настенька тут размяла пальчики, я не против. (Напевает себе под нос). Луговееец мощный как жеребееец…
Лихачёва (Собачихе) Вы диктуйте мне паспортные данные, я заполню.
Трубин осматривает старый разбитый телефон Луговца, видит голую бабу на дисплее, морщится.
Луговец (получив бюллетень). Мне по барабану, кто там у вас написан. Я голосую за Настеньку Лихачёву!
Лихачёва. Мне так приятно! Надо будет ради вас обязательно пойти в Думу на следующие выборы!
Луговец (ставит галочку). Да на ней, я честно скажу, самому Пукину жениться не зазорно. Я бы на его месте уже сватов засылал! (Буркову) Правильно?
Бурков (мнётся). Не знаю, ннно ведь наш президент всё-таки уже в возрасте…
Луговец (Трубину). Во дурак! Так тогда-то и наступает самый смак! Мудрость, опыт, благородство – всё это с годами приходит!
Собачиха (в сторону). Сам-то не больно бабку ищешь, последняя от тебя десять лет назад сбежала.

Картина шестая. Спальня из последних картин, только здесь в углу можно заметить детскую кроватку, а сидящая на диване женщина явно ждёт прибавления в семействе. Время 14 00.
Женщина (говорит вроде как вошедшим, но не глядит на них). Я её назову Белоснежка. Видите и я светлая и отец у нас рыжий. Должна ведь родиться беленькая, правда?
Лихачёва (некоторое время ради приличия поохав над кружевным одеяльцем). Конечно, она выйдет блонди. По-другому не бывает.
Женщина (достаёт паспорт, случайно открывает его на развороте «Дети»). А то я бы и сама к вам пришла. Но из нашего КТОСа приходили, посоветовали не рисковать. Всё-таки восьмой месяц.
Собачиха (иронично). А где же ваш папа?
Женщина. На северах калымит. Он ведь как, мне работать не позволяет. Говорит, не позволю, чтоб над тобой твои из банка ржали! Лучше я, говорит, меньше выпью.
Собачиха. Да такого мужика надо на руках носить. (Вспоминает, что они пришли всё-таки с определённой целью). Заполняйте заявление.
Лихачёва (Собачихе, пока женщина заполняет заявление. Они склонились над пустой люлькой). Мерзко это с таким животом ходить. Я бы не решилась. Да и мужа, который ради меня, стал бы меньше пить, нет.
Трубин (Буркову). Ничё квартирка, а?
Женщина. Заполнила. Вроде всё правильно, без ошибок.
Собачиха (привычным размеренным тоном). Вы нам заявление, мы вам бюллетень.
Женщина берёт бюллетень, держит его, будто не знает, что с ним делать. Тикают часы: 14 20-14 21…
Лихачёва (не выдерживает). Вы так долго читаете. Может, у вас есть какие-то вопросы?
Женщина (ненадолго задумавшись). Пукин. Лишь бы не было войны. Лишь бы у моей дочи было мирное небо над головой.
Трубин (Буркову). Не хочешь дунуть? Надоело это всё.
Бурков. Но это же нельзя! Но это же нехорошо!
Трубин. А пиво будешь?
Бурков (тихо). А у тебя что, есть?

Картина седьмая. Избирательный участок в детском садике – всё так же, как в первой картине, только стало грязней и тесней. Вероятно, только что начался новый наплыв желающих проголосовать. Время 16 30
Гномиха (шепотком вошедшим, выпроводив очередного избирателя). У нас вбросы были! Один зашёл тут, я смотрю, а в штанах бюллетеней пачка.
Собачиха (она устала ходить и тяжело дышит). А чего другого ты у него в штанах не заметила? Ему бы понравилось.
Трубин (проявляет активную деятельность). Где вбросы? Какие вбросы?
Дракониха (отмахивается). Да ничего особенного. Жрать хочу очень. (Гномихе). Можешь ещё посидеть? (Лихачёвой) Садись на моё место!
Бурков сразу прошёл и сел на своё наблюдательское место, он выпил пива, и движения его потеряли прежнюю размеренность. Трубин для проформы повозмущался ещё, но встретив тяжёлый уничтожающий взгляд Батьки, покорно прошёл на своё место.
Собачиха (у задней двери в спальню малышей, где сейчас столовая у членов избирательной комиссии). Лихачёва-то ничё не принесла! А жрала поди за троих! Откуда берутся такие стервы…
Дракониха (разговаривает без интереса, без эмоций, лишь бы отвязаться). Да её тут раньше никогда и не было. Она вообще варяг, поработала, отчиталась, а через месяц глядишь и в Москве, икру красную будет ложками есть.
Собачиха. Ты принесла, я подглядела, колбаса «Вкусная». Она вкусная?
Дракониха неопределённо пожимает плечами. Собачиха и Дракониха скрываются в спальне для малышей. Зритель может углядеть одну-другую маленькую кроватку. На одной беспорядочно свалены разнообразные продукты. Время 17 00.
Гномиха (избавившись от очередного избирателя, подходит к столу наблюдателей). Бомжей привезли! Сейчас наша Лихачёва будет кислородную маску просить!
Трубин (Буркову) Не спи! Они, мне рассказывали, могут карусель устроить! Опускают уже заполненные бюллетени, а пустые выносят! Пойду проверю, что там у них в автобусе творится!
Бомж (подходит к Лихачёвой) Где тут за Пукина голосовать?
Лихачёва (стараясь казаться невозмутимой). Временная регистрация у вас на Мельничной? Подойдите сначала к председателю комиссии.
Котляревский (решительно). Короче, всё делаем быстро, никого не задерживаем. За кого голосовать знаем? Вот и не надо здесь лишний базар разводить. Думаете, вам одним только надо сделать правильный выбор?
Бомжи топчутся о стола Лихачёвой, не знают, куда себя деть. Нянечка уже высматривает себе жертву, стоит наготове со шваброй.
Лихачёва (Гномихе). Грязь они тут только разводят. Только что за Пукина они горой, а то б я и на порог их не пустила.
Гномиха (недоумённо). Сегодня ведь каждый имеет право сделать достойный выбор?
Лихачёва. Место в приюте ещё на неделю – вот и весь их выбор. А там, глядишь, весна придёт, и на теплотрассе не окочурятся.
Другой бомж (подмигивает Лихачёвой). Не скучно, красотка, весь день тут в пыли сидеть?
Лихачёва (неохотно бросает, не глядя на бомжа). Мы новое поколение партии. Быть здесь – наше призвание.
Другой бомж (радуясь неожиданно пришедшей ему в голову мысли). Так вы тоже тут бомжуете! Своего ничё нету! Выборы прошли, вас отсюда погонят!
Лихачёва (уже не скрывая пренебрежения). Смотри, как бы тебя не погнали.
Котляревский (неожиданно подходит). Какие-то проблемы? Даёт другому бомжу бюллетень. Пожалуйте в кабинку.
В то время, когда все в избирательной комиссии заняты бомжами, появляется Юлий Германович Титов – наблюдатель от партии Роста.
Титов (Буркову) Чё, как оно? Серьёзных нарушений не было? Я от партии Роста.
Бурков (смотрит на часы. Время 17 40). Эээ… По-моему, мне кажется…
Трубин (только что появившийся с улицы и не обнаруживший никакого транспортного средства, на котором привезли бомжей). А заплатят тебе как за целый день? (Буркову) Вот живёт! Нам бы так.
Титов (Трубину). А у кого потом просить копию протокола? Кто тут председатель?
Трубин (подмигивает Буркову). Здесь есть одна… красотка Лихачёва. Мечта поэта и не замужем, между прочим. Садись, познакомлю, не парься.
Титов (трясёт кулаками). Я Титов! Мы за рост! Мы за рост!
Трубин (быстро кивает в сторону бомжей). Щас посмотрю, на чём они уезжать будут. Убегает.
Котляревский (незаметно оставляет бомжей и подходит к столику наблюдателей). Вы, кажется, хотели сказать, что поддерживаете рост, стабильность и процветание нашей страны? (Титову). Я вас правильно понял?
Титов испуганно кивает.
Котляревский. Смотрите, а то в следующий раз могу и понять неверно. И тогда вынужден буду вас удалить с участка за агитацию во время голосования. Всё понятно?
Титов кивает. На всякий случай кивает вместе с ним и Бурков. Появляются пообедавшие Дракониха и Собачиха, ругаются с нянечкой, что грязно и что её не видно на рабочем месте.
Титов (тихо Буркову). Котлета мужик конкретный.
К стоящим у выхода Драконихе с Собачихой подходит полицейский. Он в форме, говорит чётко и уверенно. Время 18 18.
Полицейский. У вас пожарный выход заблокирован партами.
Собачиха. И чё?
Полицейский. Нарушение техники безопасности. Если будет пожар, все устремятся к единственному выходу и возникнет давка.
Дракониха. Господи ты божеш мой! Поди уж пожар случится не в нашу смену! Вот, если честно, нам только и думать сейчас о том, что там у вас может случиться. (Показывает на бомжей, которые вдруг все вместе направились к выходу). У нас тут забот выше головы. (Собачихе). Они уходят, пора по местам.
Полицейский. Я вынужден буду сообщить своему начальству.
Дракониха (отмахивается) да сегодня там не до этого. А потом… мы разблокируем пожарный выход. Я здесь в этом детском садике сто лет уже как заведующая, и мы всегда соблюдали порядок.
Полицейский (глядит на бомжей, с трудом двигающихся к выходу. Нянечка буквально сметена их напором. Каждый хочет поскорей убраться отсюда к обещанному обеду. Один запинается о довольно пухлого кота и теряет равновесие. У выхода давка). Ну смотрите.
Собачиха (садится за свой стол). Чё не наработались ещё? Давайте сегодня, девочки, всё быстро посчитаем. У меня на завтра проверка счётчиков.
Лихачёва. Не проверка а поверка.
Собачиха. Чё за слово тупое. Говорить и писать нормально уже разучились.
Трубин (вбегает вслед за интеллигентного вида мужчиной с аккуратной бородкой). Подвоз! Подвоз!
Избиратель (смущённо). Да это брат меня подвёз! Я думал, что не успеваю, вот взял и сел ему на хвост.
Котляревский (отодвигает Трубина в сторону). Пожалуйте делать выбор.
Титов (Трубину). Ты нашёл автобус?
Трубин (неопределённо машет рукой). Они теперь умные стали. На школьной стоянке его не оставляют. Бомжам приходится километра полтора до него идти по нашей самой правильной грязи.
К Гномихе подходит девушкам и уже получив бюллетень, не решается уйти, стоит у стола, будто ждёт чего-то.
Гномиха (негромко, но решительно). У вас какой-то вопрос? Вы не думайте, что если я маленькая, то ничего не знаю.
Девушка (дрожащим голосом). Мой папа умер. Пожалуйста, вычеркните его из ваших списков.
Гномиха. Соболезнуем. Обязательно вычеркнем.
Собачиха (в сторону). Но только на следующих. На этих он уже проголосовал.
Вбегает родительница, как говорится, вся в мыле, со спутанными волосами.
Родительница (запыхавшись). А вы знаете, где здесь родительское собрание будет?
Котляревский (сурово). Пока никого нет. А вы не желаете сперва проголосовать? За рост (смотрит в сторону Титова). За стабильность, за то, чтобы ваш ребятушка продолжал ходить в этот садик, и всё с ним было хорошо?
Родительница (машет рукой). Да я с другого участка. Не волнуйтесь, я уже сделала свой правильный выбор. Вам незачем беспокоиться за ваши рабочие места. (Уходит).
Появляются дети, одетые в одинаковые красно-сине-белые костюмчики. Время 19 00.
Дети (без всякого предупреждения начинают петь). Полыхает хохляцкая война!
Провожаем на фронт родного… (видят Котляревского) Батю!
Чтоб была счастливая страна,
Мы войне сказали дружно: хватит!
Батька Котляревский (предупреждая вопросы наблюдателей). Это хор талантливых детей нашего садика. У них сегодня плановая репетиция.
Трубин (Буркову). Что-то велики они для садика…
Дети. Мы узнали: Крым сегодня наш!
Прирастает землями Россия!
Расцветает новая весна,
Прибывают молодые силы!
Лихачёва (детям). Перед вами открыты все дороги!
Дракониха (прослезившись). В добрый путь, ребятушки, в добрый путь!
Котляревский. Молодцы! (ухмыляясь шёпотом Лихачёвой и всей избирательной комиссии). Фальшивят, растыки! Ничё, сёдня я добрый! Ща будем готовиться подсчёты проводить. Лихачёва!
Лихачёва (бойко). У меня давно всё подсчитано.
Котляревский. Дракониха, Собачиха и Гномиха!
Собачиха (едва слышно). Сам и складывай свои циферки, если нравится. Ща набегут ещё без пяти восемь и у нас опять всё не совпадёт.
Котляревский (подходит к столику для наблюдателей). Не было нарушений, молодой человек?
Они одного возраста, но Бурков из-за своей скукоженной на скамейке фигуры, вставной челюсти и очков кажется стариком.
Бурков. Вообще-то… (ищет помощи Трубина, но того не оказывается рядом). Если говорить честно…
Котляревский. А у нас самые честные выборы. Разве кто-то возражает?
Титов (слушает музыку, он уже потерял интерес к выборам). Деспасии-то, деспасииито…
Собачиха (говорит и вместе с тем тяжело дышит, из-за чего её слова действительно отдалённо напоминают лай). Звонила Растыкина, это та жирная баба, у которой сёдня мы были. Говорит, у ней с тумбочки пропал дорогущий айфон, и она уверена, что к ней больше сегодня никто не приходил.
Лихачёва (безразлично). Конечно, как сделала выбор, так стала сомневаться, и все у неё стали нехорошие, все воры и бандиты. Я лично никакого телефона вообще у неё не видела. Бурков, ты что-нибудь помнишь? (Тот отрицательно кивает головой). Трубин… Где Трубин?
Трубина нет. Он больше так и не появится на сцене, а куда он делся, зрителю предстоит догадаться самому.
Собачиха (нетерпеливо). Ну, когда уже всё кончится? Все незаметно окружают огромную урну с голосами избирателей.
Лихачёва (глядит на часы). У нас электронная система. Она сама скажет, когда закончится время, отведённое для голосования.
Титов (подходит к Лихачёвой, в ушах у него по-прежнему наушники). Могу я получить свою копию протокола? Мне уже валить надо.
Котляревский. Сейчас он должен заговорить. Внимание, никому не бояться, соблюдайте спокойствие!
Гномиха (с придыханием). И мы узнаем, победил или нет на нашем участке Пукин!
Дракониха. Столько лет я уже в комиссии, а всё равно страшно…
Бурков (подходит, глядит на часы, там уже 20 02) Скоро?
Титов (обиженно). Почему ничего нет?
Собачиха (она не может больше терпеть и толкает урну для голосования). Ну пизди уже!
Все ждут механического голоса, которого всё нет и нет. Никто не в силах ничего произнести.
Занавес.
18-28 марта, 2018. Омск.

0 рецензий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять рецензии.