Штаний Люба - Зажечь белое солнце Глава 3 "Острые грани огня"

 Несколько секунд ничего нового не происходило. Я понимала: идти придётся в любом случае, и будь поближе к арке, может, и пошла бы, но даже при том, что арка в ширину метров пять, стоит народу решиться и хлынуть внутрь — тех, кто послабее, просто затрут. Да и бежать в дом Тридцати Солнц роняя тапки не тянуло. Особенно учитывая застывшего между нами и стеной безжалостного, непредсказуемого, и оттого смертельно-опасного зверя по имени толпа.
Вдруг кто-то тихонько и жалобно завыл. Тоненько и словно обречённо. Мы никогда не узнаем, которая из пленниц подала голос, но этот плач послужил последней каплей: многоликий и многоногий монстр неуверенно шевельнулся и глухо вздохнул сотнями разных голосов. А в следующее мгновение около арки воцарился самый настоящий ад.
Монстр со стонами, рычанием и визгом втягивался в узкое для его туши отверстие. Людей сминали и втирали в стену по краям арки. Вряд ли это было намеренно, но поток уже нельзя было остановить. Пленниц, независимо от их желаний, несла вперёд толпа, и упавшие просто не имели возможности подняться.
Я укрыла девчонок с головой, чтобы те не видели творящегося вокруг ужаса. Мне и самой хотелось зажмуриться и заткнуть уши, лишь бы остаться в неведении, но… Откровенно говоря, было попросту страшно, и боялась я совсем не толпы. Вернее, именно в этот момент толпы я опасалась меньше всего остального.
Даже оторви народ припаянную к полу кровать, упадёт она на них же. То бишь, рухнем мы с мелкими на мягкое, как ни цинично это звучит. К тому же тут, чуть в стороне от «сердца» безумия, толкучка была не настолько жёсткой, и при удачном стечении обстоятельств мы могли бы использовать как укрытие даже упавшую койку.
Так что наше положение было совсем не столь плохим… если бы не рыжая и её многообещающий взгляд! На «насесте» её уже не было, и я не знала, направилась ли она к выходу, притаилась ли где-то поблизости в ожидании, или сейчас подбирается к нам, чтобы сбросить наземь.
И пусть причины для мести были надуманы, на первый взгляд недостаточны и чересчур мимолётны, но мне всё равно было жутко. Потому-то и прижимала я мелких всё тесней. Потому-то и не решалась спуститься в слегка поредевшую, но всё ещё слишком плотную толчею внизу. Здесь был хоть какой-то обзор и простор для манёвра, а как уберечь девочек и уберечься самой там, внизу? По крайней мере сейчас, когда толчея даже направление движения выбрать не позволяет?
Но вот миновало десять минут, и ещё десять, и ещё… Шум стихал, толпа редела, а мы всё выжидали неизвестно чего. Одна за одной спускались и терялись внизу наши соседки по кровати. Всё реже около арки слышались придушенные стоны и вскрики боли. Рыжей всё не было.
Я совсем уже уверилась в собственной мнительности, когда неподалёку от колонны, «обгрызенной» усилиями обозлённых пленниц, мелькнула медно-красная шевелюра. Я не придала этому большого значения. Среди сотен и сотен сокамерниц рыжих был не один десяток.
Да что рыжие?! Тут встречались дамы с фиолетовыми, зелёными и синими волосами, были и лысые, и вовсе нечеловеческого вида. Например, я видела девушку с выпуклыми фасеточными глазами, и ещё одну с костяным наростом в виде полумесяца на голове.
— Ну что, девчонки, пойдём, что ли? Всё равно, нечего тут больше высиживать, и…
В этот момент я подавилась словом и ошалело уставилась на младшенькую из подопечных. Худенькая ладошка с длинными пальчиками и глянцево-чёрными ноготками сжимала в сантиметре от моего носа основательный обломок камня.
— Эм… Спас-с-сиб-бо…
Сглотнув, я несколько мгновений пристально рассматривала нежную, почти прозрачную кожу узкой кисти. Потом провела взглядом вдоль вероятной траектории полёта тяжеленого камня, который хрупкая девочка поймала за секунду до того, как тот раскроил мне череп.
Толпа поредела основательно, и теперь… Да уж, похоже, врага я нажила упрямого, и не отягощённого принципами. Во всяком случае, даже на таком расстоянии ухмылка несостоявшейся убийцы и нездоровый блеск её глаз обещали бо-ольшие неприятности. Вот только шизофренички с манией убивать всех, кто ей не приглянулся, нам не хватало! А с другой стороны, куда уж хуже?
Рыжая подняла раскрытую ладонь вверх и медленно нарисовала в воздухе какой-то символ. Какой — понятия не имею, но, полагаю, нечто недоброжелательное. И вот сразу после этого психопатка многообещающе ухмыльнулась и решительно нырнула в арку. Замечательно…
Сидеть тут и дальше бессмысленно. Лезть туда, где нас может за любым поворотом поджидать сумасшедшая баба — опасно. Вот, ей Богу, между молотом и наковальней! И всё же…
— Девочки, я иду первой, вы следом. — хрипло проговорила, больше для собственного успокоения, чем для мелких, которые меня понять не могли в принципе. — В случае чего — бегите не оглядываясь. С этой дурой крашеной даже и не думайте связываться. Бывают же такие кретинки…
Бубня себе под нос, спустилась с кровати. Помогла слезть Кудряшке и протянула было ручонки к тёмненькой. В следующую секунду возникла острая нужда в бинтах или тонком шарфике. Угу. Собственную челюсть подвязать, чтоб не падала…
Мелкая легко, ничуть не напрягаясь, буквально слетела с высоченной койки! Одно неуловимо-быстрое движение, и она стоит рядом, спиной к нам. Мы с Кудряшкой пялимся на тоненькую фигурку брюнетки, а та молча всматривается в арку. Ох, да кто же ты, девочка?
Так, мне обязательно нужно добраться до этого их «дома тридцати солнц»! Обещали переговорное устройство выдать, а оно мне просто необходимо. Я ж от любопытства спать не смогу, пока не смогу поговорить с…
— Роша, — обернувшись, через плечо бросила причина моего смятения.
Почему-то стало ясно: это — её имя.
— Роша? — неуверенно повторила я.
— Тог, — кивнув, отозвалась та и, решительно тряхнув головой, направилась к арке.
Мдямс… А девочка совсем не так проста, как показалась сначала. Как-то даже не верится, что совсем недавно ревела навзрыд и льнула ко мне, чуть ли не в истерике… И как это понимать?
Только вот предаваться сомнениям и размышлениям было не время и не место. Пришлось запихнуть любопытство, приправленное испугом, куда подальше. Покосившись на Кудряшку, убедилась: трясётся осиновым листом. Похоже, от блондиночки таких кардинальных перемен ждать бессмысленно. А жаль.
Сжав дрожащие пальчики подопечной, двинула «испытуеваться». Знать бы ещё, зачем? Что-что, а обещанный победительнице статус Повелительницы, и тем более жертвы, как-то не сильно вдохновлял на подвиги. Но, хоть незнакомка в алом и говорила о выборе, фактически его не было.
Замерев на пару секунд перед неопределённого цвета полупрозрачной дымкой, затянувшей переход от края до края, сглотнула. Жутковато. И всё равно… надо. Роша тоже смотрела в арку с откровенным сомнением, но глянув на меня, вложила ладошку в мою руку. Не сговариваясь, мы трое шагнули вперёд.
Ничего не произошло. Ни вспышки, ни боли, ни гадких ощущений. Миг, и мы стоим в абсолютно пустом и прямом, как стрела, коридоре. От стен, пола и сводчатого потолка шёл рассеянный красноватый свет. Но кое-что настораживало.
Во-первых, монолитная стена за нашими спинами. Нам явно давали понять, что хода назад нет, и быть не может. А второе… Буквально за несколько секунд до нас в арку прошла полноватая блондинка с костяным наростом меж бровей, а сейчас… её тут не было! Но куда она могла деться? Уйти не успела бы, свернуть или спрятаться тут некуда. Ох, как мне всё это не нравится…
Пару раз пнув стену убедилась: всё такое, каким кажется. Арка исчезла, и это никакой не глюк, а самая что нинаесть реальная реальность. Твёрдая, тёмная и слегка смахивающая на гранит. Переглянувшись с девчонками, мы медленно пошли вперёд. Больше просто некуда было.
Минут через десять опаска сменилась недоумением. Ничего не происходило. Совсем. Только гулкая пустая тишина и эхо наших шагов вокруг. Оглянувшись через плечо, чтобы понять, как далеко мы отошли от бывшей арки, я ахнула. Стена… она ползла за нами! Не так чтобы быстро, но вполне заметно. Да и… Мы шли десять минут, а до конца тупика — метров двадцать. Быть не может!
С минуту смотрели за надвигающейся стеной. Тэкс… Кажись, я поняла в чём тут закавыка… Чем ближе оказывалась к нам каменная поверхность, тем медленнее ползла. В какой-то момент она и вовсе остановилась, но мы с девчонками смотрели, ожидая подлянки. Дождались. Западло имело место быть! Стена двигалась, даже когда мы стояли. В час по чайной ложке, едва заметно, но она ползла. Мдя… Весело, блин! А если захотим отдохнуть? Нас сдвинет что ли?
Впрочем, проверять это особого желания не испытывала ни одна из нас. Роша толкнула меня в бок и кивнула на Кудряшку. Блондинка испуганно таращилась на стену остекленевшим взглядом и явно намеревалась упасть в обморок. Только этого нам не хватало! Переглянувшись, мы с брюнеточкой подхватили трусишку под локотки и потащили прочь.
Слава Богу, спустя какое-то время мелкая очухалась и пошла сама. Судя по благодарным и слегка стыдливым взглядам, она была не безнадёжна. В истерику не впала, в руки себя взяла и, кажется, осознала неуместность малодушного поведения. Очень надеюсь, что дальше будет лучше…
Лучше не стало. Пустой и прямой тоннель оставался пуст и тих. Впереди не появлялось ничего нового: ни хорошего, ни дурного. Ой! Не совсем ничего…
Если бы не Роша, я сама наверняка просто не заметила бы на полу тонкой багрово-алой черты, пересекающей коридор поперёк. Словно нарисованная, линия загадочно мерцала, но стоило присмотреться — попросту сливалась с камнем. И чего это?
Вопросы, вопросы, вопросы… Этот бред начинал уже раздражать больше, чем пугать. И с каждой новой непоняткой всё сильнее. Осторожно проведя рукой над чертой, пожала печами. Никакой реакции.
Опять не ясно, что к чему и снова без вариантов. Чувствую себя слепой курицей. Безголовой и растерянной.
Может, если не наступать, ничего и не случится? Попыталась жестами показать девочкам, что пойду первой, но обе намертво вцепились в мои ладони. Честно говоря, я была благодарна за такое единодушие. И пусть разумнее было бы рискнуть кому-то одному, зато вместе не так страшно. Улыбнулась.
— Раз, два, три! — и мы синхронно перешагнули черту, чтобы разом оглохнуть и ослепнуть.
«Оглохнуть» потому, что высокий тонкий визг Кудряшки резанул по ушам. И сейчас я её понимала. Сама едва сдержала крик, когда тоннель в одну секунду исчез, сменившись непроглядной багровой мглой. Густой, вязкой, пульсирующей в неуловимо знакомом ритме. Вот уже отсюда «ослепнуть».
От неожиданности мы с девчонками растерялись. В буквальном смысле — то есть потеряли друг друга. Если бы не визг мелкой, решила бы, что неведомым образом перенеслась куда-то в гордом одиночестве.
Я не видела не то что стен, даже собственного плеча не разглядеть было! Пахнуло железом. Сердце забилось сильней, а пульсация багрового мрака ускорилась. Попыталась сделать шаг, но почувствовала, как ноги погружаются в нечто тягучее и липкое. Дернулась, взмахнула рукой и… наткнулась на кудрявую гриву истошно верещащей блондинки. В следующую секунду малышка вцепилась в мою кисть, но это мало чем могло помочь.
Я уже по колено погрузилась в непонятное нечто. Да и мелкая, судя по расположению головы и плеча, была в том же положении. Господи, кажется, мы сейчас просто утонем в неведомой трясине, и даже не узнаем, что, как и почему нас убило!
Сцепив зубы до боли, нашарила талию малышки и попыталась подтолкнуть блондиночку вверх. Может, удастся хоть её вытащи…
— Кирмак нори? — вопрос, заданный откуда-то сверху недоумевающим тоном, отрезвил. — Сторг шолнах тилси?
— Ага, блин! — прохрипела я натужно, старательно выталкивая мелкую из трясины и всё глубже погружаясь в неведомое багровое нечто. — Помогла бы лучше.
В следующую секунду на моё плечо легла почти невесомая ладошка и… мы оказались стоящими в тоннеле. Причём если мы с блондинкой тяжело дышали и не падали исключительно с перепугу, то Роша смотрела на нас, как на придурошных, и только пальцем у виска не крутила. На её чуть бледноватом личике светилось такое откровенное непонимание… Либо для неё произошедшее — обычное дело, либо оно попросту её не коснулось. Но почему? Как такое возможно?
Дальше шли, пристально разглядывая пол. Очень уж не хотелось опять вляпаться по самое не балуйся. Угу. А варианты? Когда буквально через сотню шагов обнаружили поперёк дороги изумрудно-зелёную ниточку, откровенно струхнули, но крепко вцепившись в побледневшую до синевы Кудряшку с двух сторон, шагнули в новый кошмар.
Ну, это мы так подумали, что в кошмар, а на самом деле просто шагнули. Ничего не произошло. Коридор, как коридор. Такой же прямой, пустой и гулкий. Стоит ли говорить, что не расстроились такому повороту? Удивились — да, но и выдохнули с облегчением.
Миновав еще две пересекающих тоннель полоски желтого и синего цветов, даже подрасслабились слегка. Невозможно бояться долго. Это само по себе бессмысленно, да и выматывает похлеще бега с препятствиями, а нам ещё неизвестно сколько идти. И не ясно, кстати, куда и зачем притопаем в итоге. Потому, перешагивая снежно-белую черту, я размышляла о природе своих спутниц, а никак не об опасности. Отсюда и изумление.
Когда тоннель вспыхнул мерцающим молочным светом и заполнился ароматом ландышей и свежей майской травки, как-то даже опешила. Стены, потолок и пол переливались всеми оттенками белого цвета. Камень напоминал теперь нежный шёлк цветочных лепестков. На самой грани слуха звучало нечто щемяще-пронзительное. Какая-то мелодия, выводимая неизвестными музыкантами.
Никогда не видела и не слышала ничего прекраснее! По телу волной прошла дрожь удовольствия. Окружающее на секунду потеряло значение, растворилось в почти невыносимом сплетении неверия, счастья, неги, и чего-то ещё, трогающего самые сокровенные струны души.
Мелкие тоже прониклись, видимо. Остановились вместе со мной и теперь молчали, лишь судорожно, до боли почти, сжимали мои ладони. Расплываясь в улыбке, перевела взгляд на Рошу и… ахнула. Девчонка, уйдя по пояс в переливающийся нежным перламутром пол, беззвучно открывала рот и таращила широко распахнутые глаза в… да, в никуда! Ничего перед ней не было. Только залитый музыкой, нежной красотой и светом тоннель. И всё!
Рывком, вытащив брюнетку из пола, всмотрелась в перепуганное личико. Кирдык! Что это с ней? Почему? Переводя взгляд на блондинку, уже догадывалась, что именно увижу. И точно: Кудряшка тоже тонула в белом свете, на котором я сама стояла так же твёрдо, как на камне.
Вытащив и её, шагнула вперёд и девчонки разом повалились на уже обычный гранитный пол. Тэкс… Кажись, теперь примерно представляю причины недоумения Роши, когда мы с Кудряшкой корчились от страха, а брюнетка озадаченно чесала в затылке.
Присев, осторожно пригребла к себе обеих.
— Всё, девочки. Всё уже хорошо…
Поглаживая мелких по спинам, думала, что бы всё это могло значить. Догадки были, но чего они стоили без фактов? Ясно одно: ничего не ясно, и пока до дома Тридцати Солнц не доберёмся, так и будем теряться в сомнениях.
Чувствую себя слепым котёнком. Поди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что. Эх…
Придерживая мелких, поднялась:
— Давайте уже выбираться отсюда, — сочувственно улыбаясь поочерёдно Роше и Кудряшке. — Всё равно деваться больше некуда.
Мы пошли. А как иначе? Доходя до очередной полосы, пересекающей коридор, мы переглядывались, и шагали, крепко держась за руки и ожидая новой подлянки. Миновали ещё семь нарисованных на полу линий, когда обзор перекрыл мерцающий сиреневым мрак с тонким цветочным ароматом.
На этот раз ужас коснулся лишь краем и отступил, напоровшись на понимание: раз не слышу визга Кудряшки, настала её очередь вытаскивать нас с Рошей. Брюнетка, кстати, тоже была далека от истерики. Прижимаясь к моему боку, она лишь сосредоточенно сопела и пыталась, видимо, приклеиться ко мне намертво. Сейчас мы погружались в пол куда медленнее, чем раньше. Но всё же погружались…
Я крепко держала ладошку блондинки и ждала, пока та сообразит, что к чему. Звать её было бесполезно, как я уже убедилась на собственном опыте совсем недавно. Выждав с минуту, дернула Кудряшку за руку. Может, она уже пришла в себя? Нифига. Мелкая словно окаменела и никак на попытки «достучаться» не реагировала.
Ну и ладно. В конце концов, сил не погрузиться с головой, повиснув на её ладошке, у меня хватит. Уверенно обняв свободной рукой Рошу, приготовилась ждать. Судорожная дрожь прильнувшей ко мне мелкой и подозрительно сдавленные всхлипы вынудили, наплевав на неуместность подобного, запеть. Тихо-тихо, не видя малявки, но ощущая её…
Конечно, вряд ли колыбельная в моём исполнении стоила того, чтобы слушать, но остальное, при моих, мягко говоря, средних вокальных данных и вовсе довело бы бедняжку до припадка. Ко всему прочему, позволить себе показать страх я просто не имела права, а он, не смотря на все усилия, плескался где-то на грани сознания.
Оказывается, очень трудно не бояться и не орать, когда тебя всё глубже и глубже затягивает густое, вязкое нечто. Попытайся я воспроизвести что-то хоть на йоту более сложное, чем классическое «баю-баюшки», голос дрожал бы как заячий хвост, а то и вовсе сорвался бы на фальцет.
Когда Кудряшка всё же заметила наше положение и потянула вверх, мы с Рошей погрузились уже по плечи. Секунда — и мы вновь в красноватом полумраке знакомого коридора. Снова видим и слышим друг друга, а блондинка испуганно смотрит на нас, распластавшихся на полу, округлившимися золотисто-зелёными глазами.
— Ну вот, а ты боялась, — сглотнув, как можно беззаботнее улыбнулась черноволосой девочке, беззвучно рыдающей на плече. — Всё хорошо. Успокойся, маленькая… Спасибо, — это уже «спасительнице». — Молодец. Не растерялась.
— Дер нагар папир?
— Папир-папир, — кивнула я рассеяно. — Сейчас дальше пойдём.
Следующий час пролетел без приключений и кошмаров. Ноги, правда, уже намекали на необходимость привала, но ползущая за нами стена как-то не располагала к отдыху. Уже порядком вымотанных долгой дорогой, очередной кошмар накрыл нас неожиданно.
Пол вздыбился, пошёл трещинами. Со стен лавиной посыпались камни, а вокруг загудело жаркое рыжее пламя. Оно почти не обжигало, только пугало и немного припекало голую кожу. Камни, которые, по-хорошему, должны были попросту нас расплющить, каким-то чудом не задели и…
— Вот засада… — выдавила, не без труда отдирая от себя Кудряшку, которая пыталась вскарабкаться мне на голову.
Голос потонул в остервенелом гудении пламени. А дальше… Дальше говорить было некогда.
В плечо ударил осколок небольшого камня. Хлынула кровь. Каким чудом успела заслонить Кудряшку — сама не поняла. Чистые рефлексы. Сзади показалась раскуроченная, всё быстрее наползающая стена, а вокруг только пламя, да град мелких и не очень камушков. Оставался лишь один выход, и я рванула вперёд, почти волоком таща за собой мелких.
Вдруг, словно по мановению волшебной палочки, нас окутало одеяло сиреневого свечения, отдалив оглушающий рёв пламени и прекратив болезненные удары гранитных снарядов. Замерев, обернулась. Цвет защитной пелены очень напоминал последний кошмар в тоннеле, когда…
Кудряшка, зажмурившись изо всех сил, бормотала что-то себе под нос, а из её свободной ладошки поднималось и растекалось окрест сиреневатое мерцание. Вот… нежданчик! Это… магия? Уф…
И всё бы ничего, но нас ожидал ещё один, куда менее приятный сюрприз. Кровь, которая всё ещё хлестала из моего плеча, попала на пол. Мгновение, и бурые капли вскипели. Разрослись, как в страшном сне, превращаясь в небольших монстриков с алыми клыками и длинными когтями на каждой из шести искривлённых лап. Сверкнули неутолимой злобой открывшиеся багровые щёлочки глаз.
Писец подкрался незаметно… С несколькими десятками, хоть и не особо больших, но явно агрессивных нападающих, нам никак не справиться. С другой стороны, придётся. Хотя бы попробую. Может, хоть мелкие успеют убежать?
Сглотнув, попыталась засунуть и Рошу себе за спину, но, когда явно недружелюбно настроенные уродцы кинулись на нас, брюнетка выскочила вперёд. Игнорируя моё «куда, дурёха», она взмахнула рукой. Твари застыли, завороженно глядя на… Ох ты ж! Да ведь она… мамочки…
Малышка стояла к нам с Кудряшкой в пол-оборота, но не заметить удлинившиеся клыки было нереально. На фоне полных тёмно-розовых губ снежно-белые зубки смотрелись… офигенно и пугающе. Роша — вампир? В смысле, вампирша? Ничего себе… А как же… Уф… Вот откуда такая реакция и ловкость! А я её жалела, и…
В общем, когда мелкая движением руки попросту прогнала тварей и двинулась к нам, я пребывала в ступоре. Кудряшка, сосредоточенная на своём волшебстве, ничего не заметила, а я… Молча обняла уткнувшуюся лбом мне в грудь клыкастенькую брюнетку.
Как можно бояться и сторониться той, которая сама боится, и явно ждёт защиты и поддержки? Угу. Битый не битого везёт. Толку от меня, если уж откровенно? Одна подзащитная — маг, другая — вампир, а я как была человеком, так и осталась. Ничего кроме как бегать-прыгать и не умею особо.
Ну, плаваю хорошо, из винтовки стреляю, из лука. Так, ещё кое-что из единоборств знакомо, но скорее на уровне любителя, чем профессионально. Остатки былой роскоши, так сказать. Спортивное прошлое не пропьёшь, но уже несколько лет как забила на все соревнования и занятия. Да уж… Вляпались мы, похоже, основательно. Знать бы ещё, во что…
Почесав репку, взяла Кудряшку на руки. Тяжело, конечно, хотя блондиночка и миниатюрна донельзя, но судя по граду камушков за гранью сиреневатой дымки, без её магии нам всем мало не покажется. Бережно прижимая одну малявку к груди, и чувствуя хватку другой на локте, пошла вперёд.
Без поддержки Роши было бы трудно, но она неизменно помогала перебираться через завалы и отгоняла появляющихся кровавых монстров. Похоже, нам повезло друг с другом. Очень захотелось улыбнуться, не смотря на всю дикую абсурдность положения.
Пробираясь через завалы, мы даже не сразу поняли, что тоннель сужается. Дошло лишь когда стали раз за разом задевать своды. И как это расценивать? Как конец пути, или как новый трындец на наши головы? Впрочем, были и плюсы: камнепад основательно поредел, а к нарастающему гудению пламени мы почти привыкли.
Как ни старалась Кудряшка, её магический полог становился всё прозрачнее. Всё чаще мелкие осколки находили свою цель. Роше пришлось переместиться вперёд, чтобы хоть как-то загородить блондиночку на моих руках. Брюнетка ловко ловила самые крупные «снаряды», но мелочь долетала, и больно ранила и меня, и малышку. Не смертельно, конечно, но всё-таки приятного в этом было мало.
Через полчаса, исцарапанные в кровь, злые и уставшие, мы наконец, дошли до серой, распахнутой настежь двери. За ней виднелся залитый тёплым светом холл, в котором нас явно ждали. Вот только… Между вожделенным выходом и нами сплошной стеной ревел ярко-алый огонь.
Уже за пару метров пришлось остановиться из-за невыносимого жара. Спустив на пол Кудряшку, я попыталась подойти ближе, но тут же отступила — запахло палёным. Подол балахона почернел и задымился. И?
Досчитав до трёх, чтоб не пугать мелких, наклонилась и принялась растирать край тлеющей ткани в ладонях. Надо выиграть время, подумать, пока девчонки не успели напугаться. Ну да, только у меня самой внутри от страха и растерянности всё уже дрожало, но показывать этого я не имела права. Нужно мыслить трезво, а паника сейчас самое поганое, что только может случиться.
Оглянувшись, прикусила губу, и как можно спокойнее улыбнулась мелким. Сигать через огонь, как тигр сквозь горящее кольцо — не выход. Стена пламени не так чтобы сильно широка, но чтобы спалить кожу и волосы — хватит. Будь у нас вода, можно было попытаться намочить балахоны, но вот так…
Заметив подозрительно заблестевшие глаза Кудряшки, поняла: сейчас начнутся слёзы. Вот засада! Разревётся одна, вторая подхватит, а мне как их тогда в чувство приводить? Нет уж! А если…
Нарочито весело подмигнув блондиночке, наморщила нос, изображая слёзы и… показала ей язык. От удивления плакса вытаращилась на меня и забыла о слезах. А я подошла к девчонкам и… принялась кидать в огонь камни, в изобилии устилающие пол.
Впрочем, почти сразу стало ясно: в этом пламени камни попросту плавятся в нарушение всех законов физики, а огонь и не думает стихать. Вот… гадство! Ох, а это ещё что?
Один из камней, попав в пламя, зашипел, побелел и растёкся лужицей. Но из-под неё огонь уже не прорывался! Будь пятнышко «дорожки» больше кофейного блюдца. Было бы и вовсе хорошо, но и так…
Переглянувшись с девочками, мы принялись бросать снаряды, предварительно осматривая каждый. Нужно было определить, чем отличался тот, что дал надежду на спасение, от всех прочих. Оказалось — ничем. Ничем, кроме крови.
Открытие сделала Кудряшка, чего я от неё, честно говоря, не ожидало. Когда она швырнула в огонь двадцатый по счёту камень, и тот растёкся сиреневатой плиткой, блондиночка нахмурилась. Посмотрела на свои исцарапанные ладошки, кинула на меня быстрый взгляд, и решительно полоснула острым краешком очередного осколка по собственной руке. Ещё одна «лужица» растеклась в огненной преграде.
Дальше было проще. Чего-чего, а кровищи на нас было достаточно. Правда, от жара ранки подзатянулись, но содрать тонкую корочку труда не составило ни мне, ни Роше, ни даже Кудряшке. Через двадцать минут смертельно опасный участок пола был покрыт бело-сиренево-багровыми плитками. Огонь исчез, а путь к двери был свободен.
— Рискнём?
Улыбки на испачканных личиках порадовали, а вот первый же шаг на дорогу из не жёлтого кирпича разочаровал. Плитка треснула и пламя взметнулось к сводам тоннеля. Мы отпрянули. Жесть какая! Забросав огонь, задумались.
В принципе, тут всего-то пара метров. Можно и перепрыгнуть, если постараться. Жестами разъяснив девчонкам идею, добилась главного: меня поняли. Первой, как самая шустрая и пластичная, рискнула Роша. Могла бы и я попробовать, но побоялась оставлять блондиночку. В случае чего вампирша на той стороне не растеряется — сумеет себя защитить, а Кудряшка?
Полёт прошёл удачно и, приземлившись, Роша клыкасто нам улыбнулась. Слава богу! Подтолкнув блондинку, я ободряюще чмокнула её в висок. Пора. Через несколько секунд обе подопечные оказались по ту сторону огня.
Правда, Кудряшка чуть-чуть не дотянула до нормального пола, и плитки успели потрескаться, но Роша не дремала — выдернула мелкую из пламени и быстро сбила огонь с балахона. Судя по нервной улыбке блондинки, пострадать та не успела.
И всё бы ничего, да у девчонок не было камней, а треть дорожки рассыпалась пылью. Пришлось заново раздирать подсыхающие царапины и рану на плече. В одиночку «кровавая» процедура заняла больше времени, но вот и я, разбежавшись, прыгнула вперёд. Секунда полёта, и я рядом со своими. Даже не упала! Хотя могла бы.
Взявшись за руки, мы шагнули к двери, но на этом, как оказалось, сюрпризы первого испытания не закончились. Когда сверху обрушился поток ледяной воды, взвизгнули хором. Правда, это не помешало всем троим рвануть вперёд. В итоге мокрые, дрожащие, окровавленные, в подпаленных балахонах, мы вывалились в холл одновременно, и повалились на пол визжащей кучкой.
— Добро пожаловать в дом Тридцати Солнц, — прозвучал над нами растерянный голос. — А почему вас трое?

0 рецензий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять рецензии.