Терехов Борис Владимирович - Романтическое путешествие

 Романтическое путешествие

(Необыкновенная история о том, как одна литературная дама заткнула меня за пояс, и как я оттудова выбирался)

«Какая мастерица плясать! Всех за пояс заткнет, хотя бы кого… А как пойдет в поле жать… загляденье…»
А.Н. Радищев. «Путешествие из Петербурга в Москву»

Любезнейшему другу икс

Что бы разум и сердце произвести ни захотели, тебе оно, о! сочувственник мой, посвящено да будет. Хотя мнения мои о многих вещах различествуют с твоими, но сердце твое бьет моему согласно – и ты мой друг…
Итак, покончив с необходимым вступлением, скажу, что одна добрая дама самым бесцеремонным образом заткнула меня за пояс. В литературном плане, естественно, зато со злорадством и не без сладострастия. Шея моя, значится, оказалась стиснута тугим поясом джинсов дамы, лицо приплюснуто к низу ее живота то ли к майке, то ли к комбинации, а руки, ноги и иные части тела находились, подергиваясь, снаружи выше уровня ее головы. Таковое положение в народе называют положением валета. Не знаю, как себя чувствовала дама, но мне было весьма неудобно и чертовски не хватало воздуха. Чтоб не отдать Богу душу, мне следовало как можно быстрее выбираться на свободу. Логичнее всего, было ползти вперед, точнее, вниз, что, собственно, я и предпринял.

Выезд

О первоначальном этапе своего пути я тактично умолчу – это сугубо личное и интимное, чтобы передавать сие широкой огласке. Начну с того, как пополз, распластанный, словно селедка, по дамской ноге под штаниной ее джинсов. Ползти было сложно – недоставало кислорода, а из-за тесноты пространства свободы движений. От терпкого запаха пота, пива и духов у меня кружилась голова.
При всем том дама наверняка испытывала приятное щекотание, как в области ноги, так и во всем теле. По коже ее от чувственного удовольствия порой пробегали судороги, и я натурально сбивался с избранного маршрута.
Неожиданно меня посетила мысль, что путешествие мое чем-то напоминало путешествие Радищева из Петербурга в Москву, по крайней мере, по своей сложности. Согласитесь, совсем непросто ему было ехать в XVIII веке по российскому бездорожью в кибитке без рессор, преодолевая долгие версты. Иногда он так набивал себе бока, что приходилось идти даже пешком. Правда, в отличие от своего известного предшественника мне не встречались интересные собеседники, и я не предавался размышлениям о природе государственной власти, крепостном праве, системе образования и прочем. Я думал исключительно о продвижении вниз по дамской ноге.

София

В Софии, расположенной почти сразу за женскими трусами, я не стал останавливаться. Лошадей менять мне не требовалось – за неимением оных. Не было у меня и подорожной – не сумел испросить ее у моей дамы. Посему, не замедляя темпа, я проследовал мимо.
Вечерело. Впрочем, как я понял, вечерело здесь всегда, ибо свет проникал сюда слабо — лишь через потертости на изгибах модных итало-китайских джинсов.

Любани

Продолжая следовать дальше, в нескольких сантиметрах от своего носа я увидел пошатывающего крестьянина, пашущего ниву, и перекинулся с ним несколькими фразами. Как выяснилось, он никогда не пробовал сахару – сего боярского кушанья. Однако случалось, баловался пивом, а то чем-нибудь и покрепче – это, когда капли спиртного проникали сквозь хлопчатобумажную ткань на ногу. В деревне пахаря подобное природное явление считали даром богов и именовали божьей росой.

Валдаи

Особенно трудным оказался путь в районе коленной чашечки. Сложно было приноровиться то к открывающемуся пространству между джинсами и ногой, то к полному его исчезновению. Поселяне на Валдае также не кушали сахар, ограничиваясь употреблением одних горячительных напитков.

Черная грязь

Черная грязь имела месторасположение на голени. Несмотря на свое такое название, всякая грязь тут отсутствовала, но вот пыли окрест было в избытке. Да и еще вдобавок каких-то темных точечек. Но более всего сие поселение славилось на редкость красивым прыщом, увенчанным расчесанным до крови куполом. Здешние крестьяне не видели ни сахара, ни алкоголя. Сюда ничего не долетало, за исключением разве только непонятного происхождения водяных брызг.

Слово к дамам

Великодушные дамы! Убедительно прошу вас, не носите брюки – не стесняйте собственное природное естество! Гораздо удобнее и приятнее носить вам будет, как и в прежние времена, юбки и желательно мини. Они содействуют соблюдению гигиены путем постоянного проветривания нижней части вашего тела. К тому же юбки восхищают мужской глаз, оголяя для созерцания совершенство ваших ног. И главное, джентльмен, заткнутый вами за пояс, не испытает мучений, кои испытал я, протискиваясь под штаниной к выходу. Но коль вам совсем невмоготу отказаться от данного атрибута мужской одежды, то носите хотя бы брюки-клеш.
Но вот и Всесвятское, или Розовый Носок. Была уже видна земная твердь под туфлей моей литературной дамы. Сердце мое переполнилось счастьем, а на глаза навернулись слезы радости. Любезный читатель, не жди меня у околицы, назад, к женскому поясу, вверх по ноге я ни за что возвращаться не буду. Теперь прости, надо прибавить ходу.
Свобода! Свобода!

0 рецензий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять рецензии.