Терехов Борис Владимирович - Мочение в сортире

 Мочение в сортире

Правильно говорят, что армия делает из мальчика мужчину и, кроме того, помогает овладеть специальностью. Вот и Иван Егоршин в армии стал мужчиной и овладел специальностью. Поскольку на службе он без конца получал наряды, которые отрабатывал в гальюне, то стал профессиональным чистильщиком унитазов, что позволило ему занять должность смотрителя в столичном платном туалете. На мерседесах он, конечно, не разъезжал, но зато каждый день исправно кушал. Вдобавок находил свободную минутку для занятий литературой на рабочем месте.
И вот однажды, когда Егоршин, по своему обыкновению, что-то царапал на туалетной бумаге из рулона, в его заведение пришел таинственный незнакомец в темных очках и длинном плаще.
— Капитан госбезопасности Сидоров Сидор Сидорович, — сурово представился он, поправил кепку и показал удостоверение.
— Очень приятно, — со вздохом ответил Егоршин, подумав, что опять сотрудник органов норовит бесплатно воспользоваться туалетом.
— Мы все о тебе знаем, Ваня. Ты именно тот человек, который нам нужен. Поверь мне, мы перетрясли всех туалетных работников в городе, и наш выбор пал на тебя. Слышал, наверное, что с самого верху, — многозначительно ткнул капитан пальцем в серый облупленный потолок, — дали распоряжение мочить террористов в сортире?
— Так точно, слышал! – по-военному отозвался тот.
— Молодец. Мочить мы решили здесь, у тебя. Я буду поочередно дежурить с напарником в сливном баке
— Не простудитесь?– заволновался Егоршин. — Не задохнетесь?
— Нет, мы будем в гидрокостюмах и с кислородными баллонами. Ты ж, завидев террориста, отправляй его прямиком в нашу кабинку – мы уж с голубчиком мигом разберемся, пикнуть не успеет.
— Так точно. Только как мне понять, террорист человек или нет?
— Да на глазок, Ваня, на глазок. Обычно они такие лысые, с усами и оттопыренными карманами. Парень ты смекалистый – надеюсь, что не ошибешься. Но чем больше мы замочим, тем лучше.
— Дам тоже?
— Тоже, — кивнул капитан, — особенно если у них под одеждой шахидский пояс. Поэтому постарайся ощупывать подозрительных женщин восточного типа — так, невзначай. Будто предлагаешь им приобрести иностранные прокладки.
— Это я могу, это я с удовольствием. В армии я стал настоящим мужчиной!
— Станиславский сказал бы, что не верю, но я скажу – верю, — похлопал его по плечу капитан. – Сейчас демократические времена.
С тех пор Ваня Егоршин, помимо основной работы, состоит на службе в органах и получает премию за каждого уничтоженного террориста или террористку. Собственной жизнью он вполне доволен. Только вот пришлось распрощаться со своей литературной душой – не до сочинительства – служение Родине превыше всего!

0 рецензий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять рецензии.