Белогорохов Иван Александрович - Властелин космоса

 – Эй! – матрос Шпипфман не очень обрадовался тому моменту, когда в грузовом помещении корабля погасло освещение.
Гуманоид, привыкший к службе на товарных космических судах среднего тоннажа, к подобным фокусам старой техники давно выработал иммунитет. Но отругать незадачливого электрика никогда не могло быть лишним. К тому же, он этого заслуживал.
– Что за… – Грязная промасленная рука пощёлкала пару раз тумблером аварийного включения питания – глухо. Набитый различным скарбом грузовой отсек только лишь отозвался свойственным ему монотонным гулом и лёгкой вибрацией. Трам–трам–трам, – асинхронно подпрыгивали мелкие контейнеры с лёгким грузом, слегка подзадоривая попавшего в незадачливую ситуацию космонавта к активным действиям.
– Перестать! – четыре длинных пятисуставчатых пальца хлопнули по одному из прыгающих контейнеров.
– Трам–трам–трам! – разом ответили остальные ёмкости для вещей, как бы протестуя против такого неуважительного обращения со своим собратом.
– Да что у нас тут такое, – Шпипфмана здорово веселили эти причуды путешествий по каналам Космического Лабиринта. Космический корабль, функционирующий как живой единый организм, бросало из стороны в сторону в силу колебаний волн псевдоэфира, наполнявшего внутривселенское пространство. От мелких перепадов гравитации и скорости вся плохо закреплённая мебель и элементы бытового характера могли слегка подпрыгивать на своих местах, потому что внутреннее поле стабилизации, генерируемое кораблём, не позволяло предметам свободно падать или поддаваться возникавшим силам инерции. Вот отсюда и получался эффект стучащей мебели. «Прыгающие сундучки», – как называл их Шпипфман.
– Корица, – деловито прочитал последовательность письменных рун любопытный матрос. – Интересно, кому только понадобилось столько этой пряности? Солить, что ли?
Девятикилограммовый ящик молчал, не произнося ни звука.
Стук!
Шпипфман замер на своём месте, напрягая все три слуховые раковины.
Оказавшись в полной темноте, да ещё и вокруг этих прыгающих сундучков, матрос мог только одно произнести в своих сердцах:
– Да это же самое безопасное место на корабле!
Во многом матрос был, конечно же, прав. По периметру грузовой отсек охранялся специальными роботами–пауками, способными поразить любую движущуюся цель, а толщина внешних и внутренних стенок в этой части корабля имела такой запас прочности, что в неё могли спокойно врезаться мелкие пассажирские яхты, оставаясь после этого целиком разбитыми, а грузовой корабль даже не заметил бы толчка от столкновения. Внутри отсек просматривался сотней телекамер, установленных буквально на каждом шагу. Это новшество внедряли в конструкцию страховщики, опасаясь за потерю качества и маркировку груза во время переправы. Конечно, случалось, что сами матросы также взламывали боковые стенки контейнеров, а потом вытаскивали дорогостоящее содержимое. Обидно было, когда подельники клали свои находки себе в рот, ловя при этом кайф от опьянения и обострённого чувства лёгкой опасности. Шпипфман таких индивидов не любил. По его мнению, каждый космонавт обязан был взятый себе груз перевести в наличные деньги и через пару рейсов спокойно удалиться, ничего конкретного из вещей груза себе не взяв.
Сам матрос был в рейсе вот уже в третий раз и, понимая, что ему рано или поздно придётся уйти, частенько высматривал названия содержимого небольших ящиков трапецеидальной формы. Корица явно никуда не могла пойти. В горсти много не унесёшь – торговцам этого явно будет мало, а пачкать сыпучей смесью и без того грязные карманы матросу не хотелось.
– Ладно, – проворчал Шпипфман, – я сейчас что-нибудь другое откопаю в этом складе всякого барахла. Длинная рука ловко потянулась ко второй стопке перевозочных компонентов. Прямоугольная ручка прыгнула в руку сразу, но радоваться алчному матросу было рано: ящик оказался очень тяжёлым.
Не желая ползать в темноте, точно краб на дне солёного озера, Шпипфман резко дёрнул на себя ручку.
Металлизированный чемодан упал с полки, но матрос успел его поймать. Правда, крышка основной ёмкости открывалась не сбоку, а с верхней панели корпуса, поэтому, как только у матроса на руках был целый сундук с тяжёлым барахлом, крышка чемодана открылась, и по полу рассыпались ряды цветных шариков, от которых освежающе пахло испаряющимся азотом.
«Что не украду, то вскрою!» – именно под таким лозунгом матрос Шпипфман бережно прикрыл раскупоренный кейс и положил его в другое место. А чего ему было терять: свет–то выключили! И его в тёмной рабочей одежде сейчас не видят страховые агенты под глазами оптических окуляров среднего качества.
Что ж, для малоимущего служащего это было действительно шансом выбиться в люди.
«Всегда остаётся третий вариант!» – матрос уже прикинул то время, что ему посчастливилось просидеть в темноте, пока корабль продолжал свой путь по межпространственным каналам Космического Лабиринта. Похоже, какая–то авария случилась с главным щитком распределителя. Но это было уже заботой техников из спецбригады. Для случайно попавшего под происшествие матроса не было шанса лучше, чем этот.
В надежде отыскать действительно ценный груз, матрос, бороздивший на старом товарняке по каналам Космического Лабиринта, взял информационную карту таможенного досмотра и принялся по порядку смотреть на рунические символы в левом правом углу.
То, что он так хотел найти – это три светло–зелёных знака с причудливым рельефом внутри ромба. Такое сочетание рун таможенные жрецы ставили лишь тем кейсам, которые перевозили всякую торговую макулатуру, типа старых архивов годовых балансов и отчётов о прибыли и убытках. К тому же такие записи хранили все данные о руководстве, кадровом составе, а также содержали информацию о цене, количестве и качестве проведённых организацией работ. Если такую штуку вынести из этого отсека и продать на чёрном рынке мошенникам и аферистам, то бедный служащий межпланетных перевозок смог бы позволить себе жилье среднего класса на целых полгода, а оставшейся от гонорара суммы хватило бы ещё и на оплачиваемую любовницу.
«Да!» – Шпипфман мечтательно закрыл глаза, пытаясь сообразить, где именно расположен блок ЯРТК–42356. именно в этом блоке находился нужный Шпипфману архив. Действовать требовалось очень быстро и осторожно. Свет могли в любое время включить, а быть пойманным никакому вору и аферисту никогда не хотелось.
— Властелином Космоса станет тот, кто научится в нем воровать! – матрос даже рассмеялся собственной шутке. – Хи-хи-хи!
Стук!
Прогремело уже в другом месте.
Матрос застыл, точно изваяние. Ему очень не хотелось, чтобы его увидели на месте будущей кражи. Матрос отлично знал, что сменщик сегодня не подойдёт, потому что он пребывал в стадии запоя вот уже вторые сутки, а другие члены команды в грузовой отсек стараются не спускаться, поскольку страховая компания может взять с капитана приличный штраф за нарушение правил перевозки и посягательство на частную или интеллектуальную собственность. Поэтому каждый раз перед очередным рейсом Шпипфман заранее просил капитана, чтобы в бортовом журнале именно его сменщика записали ответственным за сохранность груза, а он по мере сил и здоровья напрашивался с неохотой в помощь.
«Да! Вот это жизнь!» — радовался матрос.
Стук!
Узкие белые зрачки неспокойно забегали вперёд–назад, выдавая паническую встревоженность перепуганного матроса.
«Если тут бегает какой-нибудь робот–убийца, запрограммированный на выполнение функций охранника, – мечтал Шпипфман, – то я на грузовую компанию и на клиента подам в суд, за намеренную попытку причинения вредя здоровью. Корабельный устав не запрещает мне находиться в этом отсеке во время перелёта!»
Последнюю фразу матрос почти что прокричал, если бы его не перебил странный сигнал от информационной карты.
– Только не это, – побледневший в одно мгновение матрос даже отошёл чуточку назад, когда увидел три черных черепа, стоявших в один ряд. Такие руны наносили жрецы, имевшие дело с транспортировкой останков военнослужащих или с перевозкой всякой нежити в отдалённые уголки Космического Лабиринта.
«Мне только некромантии тут не хватало», – матрос, почувствовавший неладное быстро сложил в голове все произошедшие недавно события. Странные звуки, погасший свет, черепа — ничего хорошего эта цепь событий в дальнейшем не обещала. Отключение света, свою проснувшуюся алчность и странный звук, исходящий из дальнего конца грузового отсека – это никак не входило в базовый набор ситуаций, с которыми каждый матрос знал, как нужно бороться.
В надежде на малейшее чудо, матрос решил попытать счастье и помахал впереди себя рукой. Он ведь только что вскрыл один из контейнеров, а второй почти что хотел выбросить. Последнюю мысль матрос Шпипфман старательно прятал. А вдруг на борту имелся телепат или псайкер? Тогда его зловещие мыслишки могли бы стать настоящим откровением для капитана, а вот он–то точно был не тем гуманоидом, который отделывается от своих проблемных членов экипажа только административными штрафами. В случае неприятностей с грузом, страховщики тут же выйдут на его след. Если только что камеры совсем не вышли из строя.
«Да нет же, у этих шпионских штучек есть свои резервные генераторы», – догадка пришла в голову точно вспышка молнии.
Генераторы должны были работать на полную мощность: перед вылетом их проверяли альттехнологи и служба предстартовой подготовки.
Трам–трам–трам! – запрыгали контейнеры опять, это заставило матроса нервно облизнуть своим оранжевым языком белые губы.
В грузовом отсеке кроме матроса явно кто–то был ещё.
Стук!
«Стучат ведь все равно в другом конце», – решив совершить самый глупый в своей жизни поступок, Шпипфман повернул голову и в тёмную пустоту проходов между контейнерами произнёс:
– Кто здесь?!
Секунду не происходило ровным счётом ничего, а потом из далёкой темноты запутанного коридора вылетело массивное уплотнённое образование. Издалека его можно было принять за щупальце. Оно выстрельнуло точно ракета из пушки.
Шпипфман удивился тому, с какой лёгкостью эта прочная гибкая штука пробила его костлявую грудь.
Покрытое ребристыми наростами и обросшее тонкими гребнями, щупальце пробило грудную клетку матроса как раз в том месте, где у данной расы гуманоидов находилось сердце.
– Это не контейнер некромантов, – успел выдавить из себя Шпипфман прежде чем его тело точно рыбка на гарпуне унеслось в темноту, навстречу огромной зубастой пасти.
Навигатор гудел, подчиняясь своему ритму работы.
Объединив в своей конструкции магию Земли, Воды, Жизни и далёких горящих Звёзд, устройство, собранное альттехннологами, позволяло капитану грузового корабля без особых проблем ориентироваться в тех местах подпространства, куда человеческий разум даже боялся заглянуть в своих кошмарах.
– Как же люди далёких доисторических дней ошибались, когда считали, что кроме всегубящей радиации, не рождённых полей и холодного вакуума с температурой в четыре кельвина в Космосе больше ничего нет, – железная челюстная пластина громко чмокнула, когда седовласый тучный киборг похлопал своей искусственной ручищей по деревянной приборной панели.
– Это были времена великой древности, – спокойно произнесла сидевшая рядом дама. Вся обтянутая в плотный облегающий костюм, гостья капитанской рубки волей–неволей притягивала взгляды собравшихся там мужчин.
Тонкая талия, перехваченная в поясе металлическим синевато–серым ремнём с пряжкой в форме головы дракона, смотрелась немного вызывающе в сочетании с проступавшими мышцами брюшного пресса. Правда, до этого недостатка гостьи мужской части экипажа не было особого дела. Рельефные ягодицы и накаченные бедра только лишь сильнее притягивали ласкающие взгляды, а серебристые сапоги на высоком каблуке и с высоким голенищем превращали усиленные имплантантами ноги в желанный объект любовной страсти.
– М–да, – капитан подвигал своей челюстью вперёд–назад, словно пробовал что–то растереть между передними зубами, а затем как бы невзначай продолжил свои рассуждения:
– А ты знаешь, что в здесь, внутри построенного древними богами Космического Лабиринта, течёт своя жизнь. Здесь есть свои хищники и зайцы, и каждый из них может попасть на борт нашего корабля и перещёлкать всех на мелкие кусочки. А наш, так называемый корабль, выглядит чем–то вроде ползущего насекомого с антигравитационными лапами и мощным гиперсветовым двигателем наверху корпуса, а?
Женщину речь капитана не удивила и не покоробила: она прекрасно знала — кто, куда и зачем её посылает. Поэтому попавшаяся компания не вызывала бурные эмоции радости или отвращения.
Вздохнув своей массивной грудью, гостья капитанской рубки произнесла:
– Считается, что внутри Лабиринта мы попадаем в другой мир, с другими законами физики, химии и математики. Поэтому ничего нет удивительного в том, что живые организмы, число коих может исчисляться миллионами, также имеют свои физиологические особенности в имматериальном мире.
– Я это к тому завёл разговор, – продолжил капитан, стараясь отвести от себя все подозрения, – что считаю этих вот самых созданий Лабиринта и его мира настоящими властелинами Космоса, потому что они в нём живут и составляют часть его несбалансированной хаотичной системы.
Дама лишь ухмыльнулась в ответ на такую речь, но и молчать не стала.
– Настоящий властелин Космоса тот, кто может с ним управляться и подчинит своей воле его суровые законы! – вставила гостья своё финальное в данном вопросе слово.
– Уау!
Дама повернула голову в сторону такого неординарного порыва эмоций.
– Кхе–кхе–кхе, – стоявший у радарного диска второй пилот был похож на молодого школьника, впервые увидевшего эротический журнал. Слюнявый рот и сальный взгляд смотрели прямо в одну точку, но не на радаре.
Дама нарочно вздохнула побольше воздуха, поднимая полные чаши своих мощных грудей повыше, но при этом женщина не забыла дать всему остальному телу свойственный ему мышечный тонус.
– Не пугает? – изогнув ярко алые губы в дружеской улыбке, дама нарочно напрягла все мышцы в своём теле, показав, как картинка из ночных грёз в одно мгновение превращается в настоящую машину для убийства.
– Кхе–кхе–кхе, – оценил второй пилот потенциал вздувшихся под тканью костюма стальных мышц. – У–у–у!
— Что? – гостья капитанской рубки забавлялась с неопытным в женском вопросе мальчиком. – Прямо-таки не страшно?
– Не–а, – немного выдержав паузу, выпалил второй пилот, – не пугает. Кхе–кхе–кхе!
– Какой крепыш, – подзадорила второго пилота дама, издав лёгкий смешок. А затем широкое веко махнуло пушистыми ресницами, прикрыв на пару секунд розовато–синий глаз.
– М–да, – капитан, чьи мозолистые руки и губы не пропускали ещё ни одной из своих немногочисленных пассажирок, злобно пыхнул торчащей из угла мясистого рта сигарой. – А у тебя хоть волосы настоящие?
– А? Что? – дама немного встряхнула своей головой, показывая блестящие черные локоны мягких пушистых волос.
Капитан сплюнул, а второй пилот влюблено вздохнул.
– Такое тело как у тебя ни одна нормальная женщина не сможет ни накачать в спортзале, ни сделать в пластичной хирургии, – уже грозным тоном сказал капитан.
– А ни одна нормальная женщина не сядет в твою посудину, Бишоп! – когда эта иллюстрация мужских мечтаний встала и прошлась в сторону двери, у капитана замерло сердце. Кем бы его пассажирка ни была, и какой бы груз она не сопровождала, в состоянии гнева она могла бы переломать ему все кости в груди одним лишь ударом кулака. А с такими субъектами шестидесятилетний капитан Гаврила Бишоп шутить не любил.
«Пусть идёт себе куда захочет. В конце концов, мы же в Космосе, а здесь этой диве некуда деваться, даже если я и мои ребята ей не по нраву», — решил про себя капитан.
– У тебя мощность падает, – обронила брюнетка, слегка задев второго пилота своей рукой, отчего мало общавшийся с женщинами человек готов был выполнить любое приказание своей хозяйки. – Проверь генераторы.
— Угу. Хи-хи-хи! Сию минуту, мадам, — слюнявый рот ещё больше открылся, когда упругие полушария грудей проплыли над его головой, слегка взъерошив непромытые волосы.
– Ты совсем дурачок – заигрывать с ней? – когда за рельефной спиной и аппетитным задом закрылась шлюзовая дверь, Гаврила тут же принялся проверять показания приборов.
– Но она… – второй пилот был просто ослеплён такой невиданной красотой.
– Она – не человек, – почти что прорычал капитал Бишоп. – Ты что, не понял? Её бюст и грациозность – это наноимплантанты, и притом не дешёвые подделки, а синтезированные на заказ в специальных лабораториях. А мышечная масса, которая может появляться и исчезать по желанию хозяйки – это сидящий внутри неё микроид, призрачный организм из мира Космического Лабиринта, изменяющий человеческое тело на субкварковом уровне.
– Но она… – второй пилот облизнул пересохшие губы. – Она такая красивая.
– Проверь генераторы! – обронил капитан, не переставая гадать, что понадобилось слугам мёртвых на его корабле, и какой именно груз они перевозят в сопровождении подобного курьера.
– Команда техников! – отдал приказ второй пилот в микрофон. – Спуститесь в машинное отделение и проведите осмотр.
Привычно трещавший от матерных лозунгов передатчик сейчас молчал.
– Что ты там делаешь, техник Ершов? – Прокричал капитан, замечая, что корабль начинает резко снижать скорость. – Иванов, ты что? Пьян?
В радиочастотном диапазоне корабля царило полное молчание. Бишопа это начинало здорово злить: его люди сами по себе так никогда не поступали.
– Что произошло с моим экипажем, бездна вас побери? – поняв, что никто из его команды так и не выходит на связь, Гаврила не побоялся добежать до странной дамочки и, развернув её к себе, спросил, глядя в глаза: – Кто ты такая?
– Капитан, не имеющий лицензии и использующий труд нелегалов и мелких бандитов, – начала дама, – ты, Гаврила Бишоп, берёшься за любую работу. Тебя не выкинули из портовых журналов и таможенных карт, и в этом твой плюс. А минус состоит в том, что твоё ведение дел способствовало тому, что армия Смерти использовала твой корабль для вывоза одного субъекта с планеты, находящейся под властью инквизиторов.
Гаврила знал, что в нечто подобное когда-нибудь обернётся его страсть к лёгким деньгам. К тому же тот ящик с метками в три черепа не обещал ничего хорошего.
– Но где моя команда? – в бешенстве бросил капитан.
– Их всех убил космический демон, пробравшийся из глубокого Космоса к тебе на борт. – Почти что будничным голосом произнесла дама.
– Космический демон? – в глазах Бишопа играл страх. Ведь, если все обстояло именно так, то его тоже должны были убить, и притом немедленно.
Словно в подтверждение тревожных мыслей капитана верхнюю переборку между отсеками снесло, оголив несущие балки корпуса.
Проследовавший через секунду грозный рык оглушил Бишопа так сильно, что тот даже забыл, где именно он находится.
– Кто ты? – выкрикнула брюнетка в адрес появившемуся существу.
Чем–то напоминавший помесь таракана и кальмара, космический демон грозно прорычал, растягивая слова:
– Я властелин этого Космоса, потому что я живу здесь!
– Я же вам говорил! – увидев перед собой пятиметровую тварь, способную проникать через стены космического корабля, капитан чуть не упал на колени.
Негромкий звон трущегося металла расчертил повисшую на полсекунды паузу, а потом в тело твари врезалось три горящих алых шара каждый размером с небольшое пушечное ядро.
Не выдержав прямого попадания из болидной пушки, тело космического демона разлетелось на мелкие кусочки, забрызгав всю палубу противными отходами.
– Властелин Космоса не тот, кто живёт в нем, а тот, кто умеет в нём стрелять! – трёхметровый рыцарь, экипированный в чёрный блестящий доспех с белыми и фиолетовыми вставками, ещё подержал своё грозное оружие в вытянутой руке, а потом убрал.
Болидная пушка, напоминавшая своим видом огромный пистолет, аккуратно утроилась на правом бедре чёрного воина.
– Ну и как вам ваш пассажир с чёрной меткой, капитан? – спросила брюнетка, не пряча свой смех.
– Я… – Бишопу было стыдно вставать с колен в присутствии звёздного рыцаря, – я довезу вас быстро и бесплатно.
– Отлично, – брюнетка мягко похлопала капитана по плечу, моргнув притаившемуся за стойкой второму пилоту, который все это время стоял и наблюдал.
Молодому испытателю космических трасс показалось, что серебристая маска чёрного рыцаря изобразила улыбку.
— Маска всегда к вашим услугам, капитан! – произнёс воин с серебряным лицом, спокойно выходя из капитанской рубки.

0 рецензий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять рецензии.